Гринго Локо. Как мы лето искали | Южная Америка

Южная Америка — мой любимый континент. В 2018 году я пересекла ее вновь с юга на север, вместе с Эриком. До сих пор не верю, то все это случилось со мной: шаманы у Кипящей реки, дикие племена Амазонии, горные вершины, безумный автостоп. Это путешествие показало мне, что чудеса окружают нас ежедневно.

Знакомство с Эриком

Гости хостела
Чилиец в футболке North Face — это Брюс. Легендарный мужик.

Шел второй месяц операции «Залечь на дно в Сантьяго». Я уже несколько месяцев жила в Сантьяго-де-Чили, в уютной комнатке на Бельяс Артес. Я завела друзей и достигла небывалых высот в чилийском испанском. Мне было комфортно, и я даже задумалась об иммиграции.

Комфорт — враг путешественника. Баланс рухнул стихийно. У меня украли все деньги с банковской карты. Я оставила ее на столе, и кто-то быстренько переписал номер. Квартиру пришлось поменять на цыганские переезды по чужим домам, а «Uber Eats» — на свидания по Тиндеру. Благо, чилийцы всегда приглашали на обед в кафе.

Почему-то Вселенная всегда дает мне взбучку, когда мне становится комфортно.

Я переехала в Самый Дешевый Хостел. В тот же вечер я познакомилась с Эриком — американцем со спутанными волосами и ужасно корявым испанским. Все произошло благодаря чилийцу Брюсу, который собрал весь хостел на барбекю. Он выволок меня во двор, вручив огромный бокал писко-сауэр и посадил рядом с Эриком. Иначе я бы весь вечер пряталась в комнате, рыдая от безысходности.

Я люблю путешествовать в компании, с которой можно влипнуть в сумасшедшие истории и со смехом из них выкарабкаться. Если тебе не с кем от души поржать, зачем вообще куда-то ехать?

Я наобум предложила Эрику сгонять автостопом на выходные в Мендосу. В итоге мы уехали немного дальше — в Колумбию к Карибскому морю. Поездка через весь континент по самым глухим его закоулкам заняла ровно 6 месяцев: с 4 июня по 4 декабря 2018 года.

Эрик преподавал английский по скайпу детишкам из Китая. Учитывая разницу в часовых поясах, это означало работу онлайн примерно с 5 до 9 утра, с понедельника по пятницу. Это стало вызовом для меня: в условиях автостопа, глухой глубинки и 100% неопределенности я умудрялась ежедневно находить Wi Fi.

Первый день путешествия с Эриком. Пересекаем границу Сили-Аргентина у подножия горы Аконкагуа в снежный шторм.

Наш маршрут по Южной Америке

Чили — Аргентина. Шесть шансов горы Аконкагуа

Сантьяго — Пуэнте дель инка

В пятницу мы стояли на обочине трассы. По телу растеклось бодрящее ощущение дороги. Почти сразу остановилась машина с парой перуанцев, которые ехали в Мендосу. Чилийский автостоп — лучший в Южной Америке, я никогда не стояла дольше 20 минут.

На крутом серпантине у самой границы перуанец предложил Эрику самому повести машину, а заодно распихать по карманам и провести через таможню какие-то смартфоны. Желание ехать с ними до Мендосы сразу пропало. Мы выскочили в приграничном поселке Пуэнте дель Инка, в котором был всего один дом и сувенирный магазин. Над нами возвышался пик Аконкагуа, самый высокий в Южной Америке (6960,8м).

Читай также: Пуэнте дель Инка | Аргентина

Аргентина встретила нас бездонным алым закатом и… надвигающимся снежным штормом.

В здании бывшей железнодорожной станции мы обнаружили хостел. Сама железная дорога уже давно не функционирует. Комната напоминала горное убежище: туалет на улице, в щели пробивается ветер, розетки не работали. Мы соорудили кашу-малашу из спальников и найденных в комнатах одеял, вскрыли коробку дешевого аргентинского вина и отпраздновали начало путешествия. 

На следующий день мы отправились к парку Аконкагуа, чтобы взглянуть хоть краем глаза на знаменитый семитысячник. Я планировала поход с палаткой, но забыла посмотреть прогноз погоды. Все тропы в парке были по пояс завалены снегом. Мы посмотрели на туман, сфотографировали туман и поспешно поймали тачку до хостела — на нас снова надвигалась снежная буря.

Счастливый автостоп в Мендосу

Из-за непогоды закрыли границу на перевале. Из Чили никто не ехал, поэтому пришлось идти в Мендосу пешком. У следующего населенного пункта нас подобрали туристы, отдыхавшие на горнолыжном курорте. Если наверху в Пуэнте дель инка завывал ветер, закручивая сугробы в маленькие торнадо, то внизу было солнечно и даже тепло.

Водитель высадил нас в глубокой темноте у заправки. До центра Мендосы оставалось несколько десятков километров по скоростной трассе. Проносящиеся мимо машины торопились в город, и не замечали нас в кромешной тьме. Пока мы чесали затылки и сохраняли спокойствие, подъехала машина. «Здесь опасно. Что вы тут забыли ночью?» — и мужчина отвез нас до городка Лухан.

Из Лухана отправлялся последний автобус до Мендосы. Как назло, у нас не было аргентинских песо, и снять их было тоже негде. Водитель автобуса разрешил проехать бесплатно. На ходу я забронировала комнатку на Airbnb, до которой мы еще целый час шли пешком.

Мендоса — винная столица Аргентины

Южная Америка славится качественными винами и редкими сортами винограда. Особенно хорошо аргентинское и чилийское вино. Винодельни Мендосы летом и осенью привлекают толпы туристов, но зимой улицы города оказались совершенно пусты. Мы уныло бродили по парку с коробкой дешевого вина, и ловили счастливые часы в барах. Больше в Мендосе заняться было нечем.

Читай также: Аргентинское вино: торронтес, мальбек и пино-нуар

В одном из баров я случайно встретила немца, с которым ездила в тур на солончак Уюни в прошлом году. Того самого хитрого немца, счет в баре которого мне пришлось оплатить из собственного кармана. Пока я готовила план мести, немец задумчиво поглядел на меня и удалился от греха подальше.

Каналы в Мендосе
На фото справа — бекпекерская версия дегустации знаменитого мендосского вина. Справа — суровые каналы на обочинах тротуаров, которые спасают жителей Мендосы от летней жары. Их глубина — полтора метра. Если после пары бокалов вина свалиться в этот канал, можно запросто сломать шею.

Через пару дней в Мендосе мы заскучали. Не так я себе представляла винную столицу Аргентины. Мы ткнули в первое попавшееся озеро на карте — едем!

Пятница в Лас Вегасе

Мы ехали, куда глаза глядят. Достопримечательности никогда не были моей главной целью. Я путешествую ради приключений и уроков, которые преподает мне дорога.

Городок Потрерильос находится в часе езды от Мендосы, на берегу красивого водохранилища. Городок огибает горная цепь Кордон дель Плата с более чем 15 вершинами и ледниками. Летом это популярное направление для треккинга, каякинга и рафтинга, зимой – горнолыжный курорт. Но мы снова приехали в мертвый сезон.

В автобусе какая-то женщина внимательно вслушивалась в наш с Эриком разговор. Она предложила нам поехать с ней в деревню Лас Вегас, которая находится в долине с романтичным названием Солнечная. Кто может отказаться от пятницы в Лас Вегасе? К тому же женщина сдавала домик в аренду.

На стареньком джипе мы поехали в горы. Джип перегрелся по пути, и в гору пришлось идти пешком. На той горе стоял один-единственный дом. Вечером мы накололи дров, и сварили суп из двух картофелин и луковицы, завалявшихся в рюкзаке. В деревне не было не то что магазинов, там даже людей не было!

Утром Эрик провел урок спиной к печке, завернувшись в три одеяла. Для этого на рассвете мне пришлось долго дышать на замерзший роутер, чтобы вернуть его к жизни. Китайские дети удивленно таращились с экрана: “Учитель Эрик, а почему вы в шапке?”.

Путешествие из зимы в лето

Отвыкшие от холодов в теплом Сантьяго, мы заболели и все выходные провалялись дома.

— Мне холодно.

— Мне тоже.

— Не люблю зиму.

Мы опустошили бокал вина. 

— А поехали в… Колумбию? Там Карибы, пляжи, все такое. Жарко круглый год.

-Давай.

Я не ожидала такого быстрого ответа. Лето осталось на другом краю континента, но разве это кого-то остановит? Южная Америка заманчиво подмигнула мне с карты.

Аконкагуа

На следующий день мы вернулись в Сантьяго, проделав путь дважды. Эрику нужно было сделать визу в Боливию, а мне — забрать рюкзак у друзей.

Вначале мы добрались автостопом до Аконкагуа, которая наконец показала нам свой пик без облаков. Но там автостоп умер — никто не хотел перевозить незнакомцев через границу. Оказалось, что международные автобусы не берут пассажиров в промежуточных поселениях, даже если броситься прямо на них с кулаками. Пришлось вернуться в Мендосу на автобусе, и тут же пересесть на ночной рейс в Сантьяго.

 Прощание с Сантьяго де Чили

Прощание с Сантьяго было сердечным: мы прогулялись по всем паркам города, заглянули в Hard Rock Cafe, поели севиче на центральном рынке и выпили по паре стаканов терремото в олд-скул баре Ля Пиохера. Старый добрый Брюс снова приготовил для всех барбекю. Я раз десять перепаковала мой рюкзак, и выбросила лыжные ватные штаны в честь путешествия в лето. 

Читай также: Сантьяго де Чили — город, где я могла бы жить

Я всегда возила за собой невообразимое количество вещей, поэтому мой рюкзак получил кличку Монстр. Он вмещал в себя горную экипировку и платье для города, зимние и летние вещи, палатку за независимой жизни под любым мостом континента, и даже вышивку крестиком. Выбросить вещь означало отказаться от любимого занятия, поставить себя в рамки. Пуховик давал мне возможности ходить в горы, палатка — не волноваться о ночлеге, консервы ни раз выручали при неудачном автостопе. Оказалось, у цыганской жизни много нюансов. Путешествия — это не только красивые локации и истории со счастливым концом, но и ежедневный компромисс с усталостью, бюджетом и привычками.

Рюкзак Эрика в начале путешествия был наполовину пустой, поэтому мои вещи добровольно-принудительно перекочевали к нему. Туда же отправилось совместное имущество: алюминиевая кастрюля, баллон газа и пачка кофе.

Через неделю, дождавшись боливийской визы Эрика, мы поехали обратно в Аргентину. На этот раз пришлось поймать шесть машин, и сделать огромный крюк через Сан Фелипе — город темнокожих гаитянских иммигрантов. Там один из водителей подарил мне пустой блокнот, в который я следующие полгода сумбурно записывала наши истории по-испански.

Мы чуть было снова не застряли на перевале Аконкагуа, безуспешно простояв с вытянутым пальцем до самого закрытия пропускного пункта. Надвигался снежный шторм. И тут остановилась Самая Последняя Фура.

Граница Чили Южная Америка
Путешествия учат быть благодарным. На этом перевале я очень замерзла, и со страхом предвкушала ночевку в палатке в снежную бурю.

Водитель перевозил взрывоопасные вещества, и перевозить пассажиров, тем более через границу, ему было запрещено. Он сжалился над нами: «Вы же замерзнете здесь, больше машин не будет. Я объясню пограничникам, все мы люди». Шмыгая носом и стуча зубами, мы забрались в салон. Чувство благодарности переполняло. 

Пик Аконкагуа промелькнул в окне, снова в тумане. Мы долго не могли поймать машину на границе. Идти пешком в Пуэнте дель Инка было опасно — фуры мчались по неосвещенной трассе, один раз чуть не столкнув меня в овраг. Мы вернулись на границу, и Эрик попросил одну из последних машин подвезти нас хотя бы до ближайшего населенного пункта. Семья ехала на похороны в другой город, но ради нас они сделали крюк и отвезли прямо в центр Мендосы.

Автостопом по Аргентине. Трасса Ruta 40

Дороги континента Южная Америка

— Куда едете, ребята?

— На Карибы, где вечное лето!

Это большое счастье – быть свободным. Сорваться с места и пересечь тысячи километров в погоне за солнцем и теплом, не быть привязанным к временам года, стране, дням недели.

Мендоса — Сан Хуан (170 км)

До города Сан Хуан мы добрались на автобусе. Выезжать автостопом из больших городов сложно, и экономия пары долларов не стоит такой траты времени.

Сан Хуан точь-в-точь похож на Мендосу, только меньше. Город был основан в далеком 16 веке, но от колониальной архитектуры ничего не осталось после землетрясения в 1944 году. Там тоже выращивают виноград и делают отменное вино, но туристов в Сан Хуане значительно меньше.

Север Аргентины — это невероятной красоты пейзажи, если вы любите открытые безжизненные пространства. Но необходимость каждый день выходить в интернет, и отсутствие собственного транспорта сильно ограничили нас. Поэтому Сан Хуан мы проскочили быстро, только переночевав там. В воспоминаниях он остался как город, где нас заперли на балконе в хостеле, и Эрику пришлось прыгать со второго этажа. Там мы попробовали легендарный ликер Фернет, который аргентинцы любят пить с кока-колой. Вкус у него травяной, резкий, и уж точно незабываемый.

Сан Хуан — Сан Хосе де Хачаль (174 км)

Южная Америка - автостоп

До выезда из Сан Хуана нас подбросил водитель автобуса. Он сошел с рейса ради нас, сняв табличку с номером, и загромыхал по ухабам. Мужчина оказался бывалым бэкпекером, и всю дорогу рассказывал истории своей молодости.

Машину приходилось ждать по несколько часов. Аргентинский автостоп мощно прокачивает терпение и веру в чудо. Как только ты подходишь к точке отрицания, появляется спаситель. «Куда вы едете?» — спросил меня очередной водитель. Как назло, я забыла название всех населенных пунктов. «В Колумбию» — сообразила я наконец. Водитель рассмеялся и предложил довезти до города Хачаль, в 174 километрах от Сан Хуана. Я впервые слышала это название, но мужчина добавил, что в Хачале намечается праздник в честь юбилея города. Надо ехать!

Люблю автостоп за его непредсказуемость.

Сан-Хосе-де-Хачаль — небольшой городок с населением 10 тысяч человек. С 1601 года он был центром обращения местных туземцев в христианство, но полноценный город тут появился только в 18 веке. С тех пор он совсем не изменился: все те же старенькие колониальные дома, мощеные улицы и пастухи-гаучо верхом на лошадях.

Следующий день мы провели на празднике. Прошлись вместе с местными жителями в процессии под бой барабанов, съели вкусную сосиску на шпажке, приготовленную иммигрантами из Сенегала, а вечером танцевали с местными жителями под каверы Битлз в исполнении военного оркестра.

Праздник пришелся на воскресенье, поэтому все магазины в городе были закрыты. Кроме сенегальских сосисок, мы смогли раздобыть лишь растворимое картофельное пюре и консервированный горох. Администратор гостиницы принесла нам литр кипятка. Скромный образ жизни бэкпекера не всегда следствие маленького бюджета, иногда у нас просто не оставалось другого выбора. Еще один прекрасный урок благодарности.

Хачал — Уако — Вилла Юнион (145 км)

Дорога через красные каньоны Уако (Cuesta del Huaco) — одна из самых живописных на севере Аргентины, и одна из самых безлюдных, что мне довелось видеть. Просидев на трассе под палящим солнцем битый час, мы пошли в деревню, чтобы хотя бы пополнить запасы воды.

Путешествие совпало с матчем Аргентины и Нигерии на ЧМ в России в 2018 году. На это время вся Аргентина будто вымерла, только громкие возгласы раздавались из окон домов.

Полуразвалившиеся домики деревни Уако казались заброшенными. Автобусная «станция» была закрыта на замок, и судя по паутине и пыли, не открывалась последние несколько лет. Вскоре мы отыскали единственный очаг цивилизации: площадь с двумя домами, кухни которых служили ресторанами и кинотеатром. Вокруг телевизора собрались все жители деревни, всего человек пять. Пришлось ждать окончания матча.

Аргентина победила. На дороге наконец появились автомобили. Нас тут же подобрал частный автобус, направлявшийся к канадским золотым шахтам в Гуандаколе. Дорога наградила нас столько же золотым закатом. Выходя из автобуса, я наудачу махнула рукой машине, которая поворачивала в нужную сторону. Каким-то чудом водитель заметил меня, и тут же остановился. Он терпеливо дождался, пока мы выгрузим рюкзаки и залезем в кузов.

К ночи мы добрались до Виллы Юнион, и поставили палатку в охраняемом кемпинге с вайфаем.

Вилла Юнион – симпатичный городок на берегу водохранилища. Как и вся северная Аргентина, зимой он оказался вымершим. Туристы приезжают сюда ради парка Талампайя, занесенного в ЮНЕСКО. К сожалению, посетить его можно только на машине или в составе тура, который на двоих обошелся бы нам очень дорого.

Мы не расстроились. Днем мы гуляли вокруг водохранилища, вечером — готовили мясо на гриле. Оглядываясь назад, я жалею о решении пропустить национальный парк. Подобные решения в пользу бюджета нам приходилось делать довольно часто. А еще мы постоянно куда-то спешили.

Каждое утро, до рассвета, Эрик проводил уроки из мужского туалета, завернувшись в спальный мешок. Это было единственное место с лампочкой и без ветра. В самую холодную ночь он вообще учил прямо из палатки, подвесив фонарик. “Учитель Эрик, почему так темно? Почему вы в куртке?” — сыпали вопросами дети. “It’s very cold where I am” — натягивал до ушей шапку бедняга Эрик.

До лета оставались еще тысячи километров пути.

Вилла Юнион — Лос Насимиентос (400 км)

День выдался удачным. Первый же водитель согласился подбросить нас на 400 км. Он ехал к шахтам где-то на трассе Рута 40. Он молча гнал на бешеной скорости машину, и отвечал на деловые звонки. Мы остановились только два раза: на смотровой площадке, чтобы мы сделали фотографии и на заправке, где он купил нам бутерброд и водичку. Это были самые быстрые 400 км за всю мою автостопную жизнь.

Мужчина высадил нас в пятнадцати километрах от города Уальфин. Там удача оставила нас. Все машины поворачивали к шахтам. Прождав до темноты, мы покорно побрели в сторону города. Мимо нас проносились автомобили, но никто не мог разглядеть двух дураков с рюкзаками на обочине дороги. Палатку поставить было негде.

Как назло, из музыки на новом телефоне остался «50 cent – In da club». Я крутила ее снова и снова, пытаясь отвлечься от монотонности дороги и натирающего плечи рюкзака. Но можно ли представить что-то менее подходящее этой ситуации, чем дурацкие «Ю кэн файнд ми ин да клаб батл фул оф баб»…

Закат Южная Америка
Дорога в Уальфин.

Кровавая акварель разлилась на закатном небе. Она сменилась иссиня-черной палитрой, сквозь которую пробивались сотни звезд. Мы шли по белой разметке трассы, и не могли разглядеть ни единого огонька, напоминающего город.

Перед тем как окончательно сдаться, надежда вздрагивает в предсмертной судороге в последний раз — и чудесным образом желание сбывается.

Эрик направил свет от фонарика на наши лица и мой вытянутый палец, и одна машина все же остановилась. Мужчина довез нас до отеля в городе, даже не удивившись нашему ночному походу, и угостил мандаринами. 

поселок Уальфин
Отель в Уальфине.

В гостях у Омара и Марии

Следующий день опять начался с футбола. Играла Аргентина и Франция. Аргентина проиграла со счетом 3:4. Местные в печали, мы тоже — дороги пусты, а редкие водители были не в настроении подбирать попутчиков.

Единственный остановившийся водитель снова ехал к шахтам. Он довез нас до того самого поворота, где мы застряли в прошлый раз. Через пару минут он вернулся и протянул нам 200 песо (10$). Я пыталась отказаться, но он настоял — и в последствии эти деньги очень нас выручили.

Больше ни машин, ни автобусов не было. Пришлось стучаться в соседний дом и проситься переночевать во дворе.

Нас с радостью приняли. Хозяйка показала место под палатку, разрешила развести костер и использовать дрова. Оказалось, мы были далеко не первыми, кто застрял на этом повороте. «Под тем деревом парнишка палатку повесил и два дня у нас гостил» — деловито объясняла Мария. Наверное, в этой деревне из трех домов появление иностранца был главным событием года.

Муж Марии, Омар от радости притащил вина. Он не переставал доставать откуда-то новые коробки до самого рассвета, разумно сжигая улики, чтобы не заметила жена. Я сдалась в середине вечеринки, а утром нашла Эрика спящим в пепле в прожженном спальном мешке, в окружении полусгоревших коробок.

Горячие источники в Лос Насимиентос

Термальные источники Южная Америка

На следующий день мы сходили к термальным источникам в 4 километрах от трассы. Их очень рекомендовала Мария. Тропа шла среди живописных холмов, а вот сами источники были закованы в годами нечищенные бассейны в крошечных домиках. Мечта о горячей ванне потерпела фиаско.

Мы лежали прямо на трассе, тренируя терпение. На многие километры в обе стороны не было видно ни одного автомобиля. «80% путешествия ты чего-то ждешь: когда наконец доедет автобус, райда на трассе, заказанной еды в ресторане. И только 20% из всего времени ты по-настоящему живешь» — философски подсчитал Эрик.

Ночью пришлось снова вернуться пешком в Уальфин.

Уальфин — Санта Мария (114 км)

Аргентина — очень дорогая страна, поэтому передвигаться на дальние расстояния приходилось только автостопом. Кажется, на 40-ю трассу наложено какое-то древнее индейское проклятие. В любой другой части Аргентины машины останавливались легко, и везли далеко.

На следующий день мы четко решили: не соглашаться на райд до шахт, и в случае фиаско сесть на последний автобус. Отказываться от предложений не пришлось — в этот день не остановилась ни одна машина. Шесть часов на трассе под палящим солнцем!

Подаренных два дня назад водителем денег как раз хватило на билет до Санта Марии. В Уальфине не было банкомата, и мы берегли эту сумму как могли.

Город Санта Мария обслуживает шахты Alumbrera и Farallón Negro. Туристов здесь нет, особых достопримечательностей тоже, но по какому-то недоразумению Санта Мария оказалась заоблачно дорогой.

Мы сунулись в первую гостиницу у автобусной станции.

эмпанада Южная Америка
Самые вкусные эмпанады в Аргентине готовят в Санта Марии.

— «Un cuarto para dos. Lo mas economico, por favor» — оттарабанила я заученную фразу.

— «70$» — ошарашила женщина. Мы огляделись вокруг: отелишко ничем не отличался от обычных привокзальных ночлежек Латинской Америки.

Та же история повторилась в других гостиницах. В итоге мы сторговали комнату в полцены в закрытом на ремонт отеле на окраине.

Утро началось с похода в банкомат. То ли мы попали в день зарплат, то ли Санта Мария — это единственный город на севере с банкоматами, но хвосты очередей торчали из банков длинными спагетти, создав заторы на соседних переулках.

Санта Мария — Кафайяте (78 км)

Выехать из Санта Марии было практически невозможно. Мы снова просидели весь день на обочине. Проходившая мимо женщина с маленьким ребенком принесла нам хлеба с кока-колой. 

-Как тебя зовут? — спросила она.

-Елена.

-Мою дочку тоже, — и она протянула мне булочку.

Единственный автобус до Кафайяте проходил мимо Санта Марии в 7 вечера. За 15 минут до его прибытия Эрик побежал за добавкой эмпанад — они были слишком хороши. Уходя, он махнул рукой очередной машине, и даже не обернулся. Мы ждали уже восемь часов, надежда начала угасать.

Но машина остановилась. Почему-то желания исполняются в тот момент, когда их отпускаешь. Женщина оказалась гидом со стажем, и три часа пути прошли в увлекательной беседе о горах, солончаках и каньонах.

Пейзаж за окном позеленел, покрылся ровными рядами виноградных лоз. Чем ближе к Боливии, тем выше росли знаменитые цветные каньоны, а вдали — роскошные Анды. В Кафайяте мы провели пару дней, излазав пешком ближайшие каньоны и продегустировав местные вина. Это мой любимый город на севере Аргентины.

Читай также: Каньон Кебрада де лас Кончас в Кафайяте

После Кафайяте был городок с забавным названием Хухуй. Он чем-то напомнил Сальту, только без туристического глянца. В Сальте я уже побывала год назад, и город мне не очень понравился. Там меня накормили супом с волосатой свиной шкурой, а в хостеле нельзя были пить алкоголь — поэтому пришлось испортить термос Фернетом. После Сальты он долго вонял травяным ликером.

Хухуй запомнился баром Мария-Мария, где нас весь вечер кормили пиццей и расспрашивали про Путина и Трампа. В окрестностях Хухуя тоже есть каньоны, реки и гуанако, но однообразность пейзажа начала немного утомлять. Мы взяли курс на Боливию.

Хухуй — Тилькара (85 км)

В Тилькару мы приехали в разгар матча Россия-Хорватия. В хостеле, увешанном до потолка тяжелыми бабушкиными коврами, меня усадили у телевизора. Узнав, что я русская, все сразу оживились. Хозяин хостела даже продудел приветственную мелодию на национальном инструменте кеначу.

Вечером мы залезли на холм, чтобы взглянуть сверху на руины Пукара де Тилькара, а на следующий день мы сходили в треккинг к водопаду. Я всегда предпочитала самостоятельную прогулку по природе всем экскурсиям и достопримечательностям, и Эрик был со мной солидарен.

Эрик за работой

На следующее утро пришлось в срочном порядке искать новое жилище — ломался вай-фай. Мы переехали в кемпинг, где Эрик учил прямо на улице на морозе. В -5 по Цельсию бедняга вещал через океан о яблоках и бананах. Постоянно кто-то приносил горячий кофе. Становилось все холоднее, мы торопились на Карибское море.

Боливия. Больше никакого автостопа

Уличная еда в Боливии
Знаменитые сардельки из Сальты.

Боливия — бедная страна. Автобусы стоят до смешного дешево, поэтому тратить время на ожидание на трассе не имело смысла. Автостоп мы использовали только на короткие расстояния.

Автобусы в Боливии приходилось ждать часами. Они очень медленные и постоянно ломаются. На рассвете мы добрались до города Тариха, который появился в наших планах только потому, что туда отправлялся ближайший автобус. В итоге город мне понравился гораздо больше Ла Паса и Сукре: отсутствие туристов, огромный рынок с дешевыми обедами, вкусное вино (да, Боливия делает вполне приличное вино!) и горы в шаговой доступности.

Наконец потеплело настолько, что можно было ходить в походы. Первая совместная вылазка в горы Сама стала своеобразным тестом для нас обоих. Если с человеком трудно в горах, то нам с ним не по пути. Тест был успешно пройден. Мы взломали отель в поисках воды, а потом Эрик выпал из окна, перебрав тайком вискаря, и ушел на всю ночь искать звезды, а я — Эрика. На второй день мы чуть не улетели вместе с палаткой из-за ураганного ветра. Всю ночь я держала наш хрупкий домик изнутри руками, так как каркас выгибался и вся конструкция складывалась мне на голову.

Читай также:

Кордильера де Сама. Тропа инков
Тариха — винная столица Боливии

Из Тарихи мы отправились в шахтерский город Потоси, который вскружил мне голову отсутствием кислорода. Наш автобус сломался на полпути. Вначале вышли тетушки в пышных юбках-пирожных, и уселись в ряд на обочине справить нужду. Мне пришлось спрятаться за одной из тетушек, чтобы не светить голым задом. Потом все почему-то дружно ушли в темную ночь. Поколебавшись, мы последовали за ними — и потерялись. Когда мы наконец вернулись к автобусу, он уже завел мотор. Мы в панике вскочили в салон, где остались рюкзаки. Оказалось, остальные пассажиры знали об условленном месте встречи — на автобусной станции Куриного городка (я насчитала не меньше пятидесяти палаток с курицей-гриль в городе, клянусь!).

Шахты в Потоси

В Потоси меня накрыло горняшкой из-за резкого подьема на 4000 метров над уровнем моря. Мы спустились в действующие шахты к алтарю дьявола Тио, которого почитают боливийские шахтеры с 16 века. Остальные планы пришлось отложить. Мы эвакуировались в более кислородный Сукре.

Читай также: Как мы пили спирт у алтаря дьявола | Южная Америка

В Сукре мы нашли следы динозавров, рынок индейцев и несвежий сендвич на рынке, подкосивший Эрика на целую неделю. Для кого-то из жителей Сукре навсегда останется тайной, кто и зачем насрал им под дверью.

Читай также:

Динозавры против гравитации
Индейский рынок Тарабуко
Поход по тропе инков в кратере Марагуа

Дорога смерти Южная Америка

Потом был Ла-Пас и горы. Мы промчались на велосипеде по Дороге Смерти, с которой я чуть не улетела в пропасть, тормозя зубами о камни.

Читай также:

Я выжила на Дороге Смерти

В дождевых лесах Эль Чоро мы попали в ливень, промокнув до трусов. Все три дня похода мы шли в облаке наощупь. С мокром спальнике, с тараканом в стакане чая, посреди облачного леса мы отпраздновали два месяца путешествия.

Читай также:

Всемирный потоп в дождевом лесу Эль Чоро

К сожалению, виза Эрика заканчивалась. Пришлось выехать в Перу. Боливия — одна из тех стран, где никогда не будет скучно, и я очень хочу вернуться.

Идеальное путешествие по Перу

Философ из Куско

Из Ла Паса я в одиночку уехала на Мачу Пикчу, а Эрик подъехал позже. Мне кажется, в совместных путешествиях нужно обязательно брать небольшой «отпуск» друг от друга.

Я сидела на нагретых солнцем ступени у древнего храма Солнца в Куско. Потомки инков водили по площади лам на поводках, предлагая сфотографироваться за деньги. Они говорили на испанском, английском, польском, немецком, русском. Мне успели предложить новую татуировку «а ля инка», чистку резиновых сланцев, марихуану-кокаин-героин и тур на руины Саксайуаман, который я восприняла как комплимент, расслышав фразу «Сэкси вумен».

Ко мне подошел хипповатого вида мальчик. Он с ходу начал рассказывать мне про свою маму-индианку, которая живет в Священной долине и как они с ней пьют айяуаску. Он путешествует с 12 лет, и преподает джиу-джитсу детям. Жаль, я не запомнила его имя. Парень не переставал улыбаться какой-то блаженной улыбкой. Мы пошли на рынок, где купили домашний йогурт и какие-то орехи.

Попрощались мы на философской ноте, простой до безобразия: «Todo que piensas que esta posible – asi esta» — обняв меня, сказал он. Все, что ты считаешь возможным – так оно и есть на самом деле.

Мечты не исполняются — мы исполняем их сами

Слова перуанца я приняла как руководство к действию. В итоге следующий месяц вышел самым хардкорным из всего путешествия. Эрик взял отпуск в своей онлайн-школе, и доверил мне организацию маршрута.

Я составила Идеальное Путешествие, в которое утрамбовала все самые потаенные мечты, максимальные контрасты и великую волю случая, которая всегда приводит к самым неожиданным развязкам. Я почувствовала себя режиссером и сценаристом, ловко соединяя пазлы-мечты в единое полотно.

Сказать, что весь последующий маршрут был четко спланирован и организован, значит нагло соврать. Мы не знали, что случится завтра и пробирались наощупь. Но все эти приключения были моей недостижимой Мечтой. Казалось, что все крутые истории достались конкистадорам и тому дядьке из телевизора, которого смотрела мама по воскресеньям в 90-х.

Одно за одним, желания начали исполняться. Я попала в сказку, где существуют розовые дельфины и море из звезд, где я охочусь на кабанов отравленными копьями и ем черепах, где до сих пор сохранился Каменный век и шаманы, которые называют себя нашими Старшими братьями и охраняют баланс Вселенной. «Посмотри на мир. Он куда удивительнее cнов» — говорил Брэдберри.

Южная Америка обрушила на меня свои чудеса. Никогда мне не удавалось попасть в такой поток невероятных событий, когда все получается само собой.

Квадроцикл в пустыне, Южная Америка

Первая остановка — Ика. Там мы гоняли на квадроцикле по песчаным дюнам. Моя Go Pro улетела в песчаную бездну, ознаменовав три месяца совместного путешествия. Хотя я до сих пор верю, что Эрик тайком променял гоупроху на пиво в безымянном ларьке в пустыне.

Читай также: На квадроцикле по перуанской пустыне Уакачина | Южная Америка

Перевал Сан Антонио
Ради таких моментов стоит жить.

Затем мы взяли курс на горы. Эрик давно рассказывал мне о трудном походе, где за десять дней не встретишь ни души. Каждый день нужно было пройти перевал высотой 5000 метров. Я умоляла его взять меня с собой, хотя нам обоим было понятно, что мне будет очень тяжело. И мы пошли. Без всяких гидов и ослов, и даже без внятной карты. Это был мой первый долгий поход, самый тяжелый и самый любимый. Где-то там в горах Эрик меня возненавидел, да и было за что. Я очень благодарна за его терпение, за возможность испытать себя и увидеть самые красивые в мире горы. После похода по Уайуош я уже не могла представить свою жизнь без гор.

Читай также: Поход кордильере Уайуош. Горы, которые нужно заслужить

Мы спустились с гор вечером, и уже утром сели на раздолбанную маршрутку в джунгли. За день мы сбросили пять тысяч метров высоты, сменили климат на удушающую жару, и оказались посреди перуанской Амазонии. Там нас ожидало грандиозное приключение.

Кипящая река в Амазонии.

Давным-давно я услышала о Кипящей реке на Youtube. Тогда я даже представить себе не могла, что окажусь в Перу и полезу сквозь джунгли ее искать.

Джунгли оказались самыми настоящими, суровыми, с летающими тараканами и прочей нечистью. Никогда не забуду комнату, которую мы сняли на обочине дороги. Тараканы всех размеров и весовых категорий по ней ползали, летали, лезли в рюкзаки и садили мне на голову. Я прижала хозяина этого дна к стене, и заставила отдать мне пять долларов. Не из жадности, а из принципа. Мы переехали в комфортный отель, где я со слезами на глазах рассказывала администратору про «воооот таких тараканищ». Девушка сжалилась, и сделала нам большую скидку.

Лучшее место, чтобы раздобыть информацию — портовая пивнуха. Там поддатые рыбаки рассказали нам, в какой стороне нужно искать Кипящую реку. Добирались мы на попутках, шаг за шагом приближаясь к цели. Я рассказывала об этом приключении в статьях о Кипящей реке.

Читай также: Кипящая река в перуанской Амазонии

Эрик хотел попробовать айяуаску, если выдастся случай. Я хотела встретить «своего» шамана, в правильном месте и в правильное время. Еще один взмах волшебной палочкой наверху — и у Кипящей реки сидит шаман. Он пронзительно смотрит мне в глаза, и приглашает погостить — бесплатно и на любое время. Стандартный ценник таких церемоний начинается от ста долларов. Там мы остались в джунглях на неделю.

Вернувшись в отель, я обнаружила, что мой рюкзак украли. На видеозаписи я увидела, как толстый мужик погрузил моего Монстра в такси. Дальше история была похожа на детектив: мы собирали улики, пытались поймать таксиста, и в итоге чудом нашли рюкзак… У Кипящей реки.

Читай также:

Как у меня Монстра украли

закат на реке Амазонка в круизе

Думаете, на этом чудеса закончились? Этот месяц был полон случайностей, в которые сложно поверить. Никогда мне не было так легко путешествовать. Мы сели в автобус к морю, но в последнюю секунду решили спрятаться за сиденьем и доехать до порта на Амазонке. А оттуда как раз в этот день отправляется грузовой корабль в Икитос.

Читай также: Круиз по Амазонке за 30 $ | Южная Америка

В порту нам сказали, что река обмелела. Уже две недели корабли не ходили, а если один и отправится — пассажиров на борт не брали. Мы побродили по палубам кораблей, и познакомились с туристами, которые ждали уже неделю. Вдруг соседний корабль без предупреждения отчалил… Мы рванули за ним на моторной лодке вместе с какой-то бабулей, которая тащила на себе десяток баулов. На ходу мы запрыгнули на борт, без разрешения — не скинут же нас в реку? Капитан покачал головой и повез нас в Икитос. Еды для нас, конечно, не запасли и мы четыре дня ели пустой рис с куриными шкурками.

Вместе с нами ехали музыканты из маленького амазонского села, и тысячи потных кур. Как они воняли! Эрик чуть было не потерялся в безымянном селе, которое даже на карте не было обозначено. Он выскочил за пивом, и пропал. Пришлось орать с борта корабля на всю Амазоновскую, вместе со всем селом: «Твою мать, Эрик!». Когда он эпично бежал с литром бормотухи по причалу, аплодировала вся деревня.

В Икитосе мы провели пару дней, поедая черепах и аллигаторов на черном рынке. Так мы отпраздновали 4 месяца в пути.

Дикие индейцы Эквадора

Пенти наносит на кожу традиционный узор натуральной краской растения

У нас оставалась неделя. «Если есть река, значит, по ней можно плыть» — решили мы, и стали пробираться в Эквадор по реке Напо. Очень нетривиальный маршрут, о котором практически не было информации в интернете. Мы снова шли наугад. В Мазане к нам присоединился испанец Энам, который своим путешествием еще раз подтвердил, что все мечты реальны. Сменив с десяток лодок, через неделю мы вышли в порту Франциско де Орельяна.

Читай также: Путешествие из Перу в Эквадор по реке Напо

Энам познакомил нас с лидером индейцев ваорани. Они живут в парке Ясуни, рядом с неконтактировавшими с людьми племенами. До этого путешествия я верила, что дикие индейцы — это выдумки писателей. Оказалось, Каменный век до сих пор существует с нами бок о бок. Индейцы пригласили нас в гости на две недели. Там мы искали анаконд, купались в реке с крокодилами, пили чичу из слюней индейских старушек. Среди индейцев я отпраздновала свое 26-летие.

Читай также: Дикий индейцы ваорани | Южная Америка

Конец сказки… и начало новой

Портрет

Вышла из этой эпопеи я совершенно другим человеком. Путешествие, несомненно, получилось захватывающим — но и слишком эмоциональным. Нам обоим нужна была передышка. До сих пор не верю, что все это поместилось в один месяц. Четыре недели, а по ощущениям — целая жизнь.

Волшебство вдруг рухнуло, как карточный домик. Я оказалась в начальной точке своего путешествия — в городе Кито.

Индейцы украли у меня камеру и спрятали ее под деревом — она промокла насквозь под дождем. Потом на охоте сломался телефон. Утром в Кито я обнаружила, что компьютера в рюкзаке нет. А значит, нет и скромных фрилансерских проектов. Изюминкой всего этого стало заявление Эрика о том, что нам нужно продолжить путешествие раздельно. Оглядываясь назад, я думаю, что он был прав. Но я испугалась.

Кито стал точкой обнуления. Казалось, что я потеряла все и начинается какой-то новый этап. Все хорошее в передозировке превращается в яд, а концентрация жизни в этом отрезке пути приняла разрушительную силу.

Карибское море

До Карибского моря мы все таки добрались вместе. Через Колумбию мы пронеслись очень быстро, постоянно ругаясь и изводя друг друга. Успели заскочить только в самые знаковые места: Саленто и Гуатапе, Медельин и Попаян.

Читай также:

Попаян
Самые высокие в мире пальмы. Долина Кокора в Саленто
Гуатапе и скала Пеньол
Медельин. Самый развитый город Колумбии

Медельин напомнил нам, что в Колумбии не стоит расслабляться. Мы приехали в город поздно ночью, не забронировав жилье. Пришлось стучать в двери всех хостелов, но нам никто не открывал.

Один паренек сжалился над нами. Он выделил нам комнату, и начал обычный процесс регистрации: копии паспортов, оплата по карте. Было три часа ночи, мы оба дико устали. Он забрал карту Эрика, по которой якобы не проходила оплата, и его паспорт. Потом он вернулся за другой картой, и еще одной… Пришлось выставить его за дверь. Через пару часов он заглянул к нам в комнату, но все вещи и деньги были надежно спрятаны. Утром оказалось, что со счета Эрика безуспешно пытались снять тысячу баксов. А парень, конечно, в этом хостеле не работал.

В Колумбии не стоит расслабляться.

Море впервые мы увидели в городке Толу, который встретил нас криминальными разборками. Эрик сломал нос сумасшедшему хиппи с ножом, и после этого мы еще пару недель катались по Карибскому побережью.

Читай также: Криминальные разборки в Толу | Опасная Южная Америка

На пляже в Таганге мы случайно встретили Энама — того испанца, который привел нас к индейцам. Вместе мы пережили последнее приключение — поход по парку Тайрона, который считается священным местом для местных индейцев. Там нам пришлось прятаться ночью от индейцев, чуть не сдохнуть от жажды и спать на нудистком пляже.

Читай также: Многодневный поход по парку Тайрона

Людей, с которым пережил волшебство, отпускать невыносимо сложно. Наконец, ровно на 6 месяце путешествия мы пожали друг другу руки в Санта Марте.

Я уплыла на крошечный Карибский остров с ощущением, что из меня с мясом выдрали что-то нестерпимо важное, что больше меня самой. Именно выдрали, так как отпускать добровольно я не хотела. Мне потребовалось несколько лет, чтобы посмотреть на эту ситуацию с другой стороны.

За четыре дня до Нового года, валяясь на пляже под звездным небом и потягивая мохито, я отправила запрос в небо. Доставка не замедлила себя ждать.

Уже на следующее утро я встретила будущего мужа.

Читай также: Жизнь на частном острове на Карибах. Бэкпекеры тоже шикуют

Стандартное изображение
Елена

Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 47 стран и 4 континента.

Мой первый опыт путешествий — это пакетная Турция в далеком детстве, где я до мурашек по коже восторгалась древними руинами. Я начала путешествовать самостоятельно по Европе лет в 16, охотясь на распродажи Ryanair. Близость Санкт-Петербурга к Прибалтике просто не оставила мне шансов.

В 2010-х начался бум кругосветок и зимовок в теплых странах. Я узнала о каучсерфинге, автостопе, волонтерских программах. Я стала задаваться вопросом: зачем возвращаться в одну точку, если можно жить в путешествии?

Довольно скоро меня потянуло в страны, в которых ничего не понятно: Китай, Кению, Марокко. Я спала в палатке рядом с бегемотами, поднималась на священные китайские горы, смело торговалась с арабскими торговцами, ела крокодилов и змей — и все меньше хотела возвращаться в «нормальную жизнь».

В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни. Свалившиеся на мою голову неприятности дали мне понять, что пора начать жить по-своему, без оглядки на чужие идеалы.

Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, встречалась с амазонскими шаманами, ходила по горам с рюкзаком по десять дней, и прожила не один десяток ярких приключений.

Путешествие продолжалось два года. На частном острове в Карибском море я познакомилась с будущим мужем. С тех пор мы путешествуем вдвоем.

В пандемию я не изменила себе, и продолжила путешествовать. Я вышла замуж, завела собаку, поднялась на шеститысячник и начала заниматься скалолазанием. И хотя приходится приспосабливаться под постоянно меняющиеся условия, такой темп жизни меня устраивает.

Коротко о моих увлечениях:

Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.

Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.

Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.

Ценю хорошее вино и люблю эксперименты. Пробую местные вина, даже если это Марокко и Египет (не берите с меня пример).

Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, тягаю гантельки в спортзале, занимаюсь йогой и акройогой, гоняют по сто километров на раздолбанном велосипеде, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.

Статей: 322

Ответить

error: Content is protected !!