Парк Тайрона в Колумбии | 3-дневный поход по священным землям индейцев коги

Национальный парк Тайрона находится на берегу Карибского моря, в 34 км от города Санта Марта. Это великолепные дикие пляжи, окруженные горами и густыми джунглями. В лесу до сих пор живут индейцы коги — потомки древних тайрона.

Предгорья Санта Марты считаются самой высокой прибрежной зоной в мире, и колумбийцы этим фактом очень гордятся. Пик Колон (5775 м) и Симон Боливар (5560 м) вздымаются над землей всего в 50 км от побережья. В чаще леса затаился Затерянный город (Ciudad Perdida), который построили местные племена в 800 г. н.э. Он на 650 лет старше Мачу-Пикчу в Перу!

Парк Тайрона — это лишь часть горной цепи Санта Марта. Он получил статус национального парка в 1969 году и охраняется как государством, так и самими индейцами. Они имеют право закрыть парк на пару недель для обрядов и церемоний, восстановления баланса в экосистеме. Для туристов проложены несколько троп, а до отдаленных уголков парка дойти можно только с проводником. Не потому, что заблудитесь — ревностно охраняющие священный лес коги быстро развернут заблудшего странника.

Маршрут: 3 дня/2 ночи

МаршрутВремяКМ, перепад высотНочевка
Вход Calabazo — Pueblito3 часа4 км, 300м подъемВ гамаке недалеко от Пуэблито
Pueblito — Playa Brava — Playa Nudista (Boca de Saco)2 часа + 1,5 часа3 км (вниз)+3 км(вверх)+3 км (снова вниз). Самая высокая точка — 268 м.В гамаке на нудистском пляже
Playa Nudista — Cabo San Juan — El Zaino1 час +2,51 км+6км+6км(по трассе, есть автобусы)Возвращение в Тагангу

Мы вошли в парк ночью (бесплатно) и спали в лесу в гамаке, прячась от охраны. Входные браслеты нам отдали предыдущие туристы, с которыми мы познакомились в хостеле в Таганге. Несколько раз нас останавливали охранники, но браслеты их убедили. Если поход по ночным джунглям не для вас, по тому же маршруту можно пройти днем, и заночевать на пляже Брава или Сан Хуан — там есть жилье. Рассчитывайте минимум на 5 часов на переход Калабазо-Сан Хуан, и полный день с заходом на пляж Брава.

День 1. Поход по джунглям под покровом ночи

Dream team этой ночной авантюры: я и Эрик (наш последний совместный поход), и испанец Энам, с которым мы жили у индейцев ваорани в парке Ясуни и путешествовали по Амазонке на лодках. Наши пути разошлись в Эквадоре, и вот мы случайно встретились на Карибах. В последний момент присоединился Федерико, знакомый Энама по хостелу.

В парк Тайрона мы пробрались после захода солнца, прячась от индейцев. Мы выбрали самый длинный и сложный маршрут, который проходит через лес. Когда последние коги прокинули пункт сбора дани, мы прошмыгнули на тропу.

По пути нет ни магазинов, ни чистых ручьев — пришлось тащить на плечах по 6 литров воды на человека. Тропические джунгли знамениты удушающей, липкой жарой. Первые три литра мы выпили на четверых буквально в первый час подъема в гору.

Мы шли, но гора все не заканчивалась. Сумерки сгустились — вот-вот лес накроет кромешная тьма. На крутых склонах и обрывах нельзя было ни поставить палатку, ни даже подвесить гамак. Мы продолжили идти наощупь. От налобных фонарей мы отказались сразу — на их свет слетались такие чудовища, перед которым блекнут любые хоррор-фильмы. Жара спала, в нас проснулось второе дыхание.

Где-то среди деревьев пищали щенята и летали тени привидений. Воображение рисовало пауков и змей, обвивающий липкую кожу. В ветвях деревьев отрывалась капля воды, звонко разбиваясь о невидимую гладь озера. Какие странные звуки. На самом деле щенячий писк издавали жабы, тени отбрасывали светлячки размером с кулак, а каплей воды поет удивительная птица оропендола. Тропические звери и птицы развернули перед нами театральное представление.

Наконец подъем закончился, и начался не менее тяжелый глинистый спуск. Разбитая дорога в сезон дождей явно служила руслом какого-нибудь бурного ручья. Ноги тонули в глине, сланцы застревали в ней при каждом шаге. Вся моя обувь истрепалась за полтора года путешествий, и трехдневный поход я прошла в резиновых дешевых сланцах. 

Вдруг раздался топот копыт. Мы прижались к краям русла ручья и выключили фонарики. Мимо нас проскакали коги, но последний все же заметил незнакомцев. Он сурово спросил билеты, мы показали наши браслеты, щурясь от яркого света. “Что вы делаете здесь в это время?” — задал он резонный вопрос. “Ночью не жарко. Мы всегда ходим в походы ночью” — выдал Энам. К счастью, они удовлетворились этим ответом.

На обочине дороге нам попалась деревянная площадка — скорее всего, днем здесь торгуют сувенирами или водой. Как только мы повесили гамаки, снова прискакали коги. “Вы кто?” — осветили нас фонарем. “А ты кто?” — парировал Энам. “А я хозяин этой платформы. Платите 50 000 с человека или проваливайте”. Голос Энама сразу изменился: “Ладно, уходим… А может оставишь нас всех за 30?”. Индеец согласился. 

Я закуталась в гамак и раскрыла авокадо. Над головой мерцали сотни звезд, а оркестр джунглей продолжал свой грандиозный концерт. Я долго не могла уснуть, пытаясь представить — какое живое существо может так громогласно трещать, вопить или всхлипывать. Из чащи леса раздавались громовые раскаты голодных обезьян-ревунов. Если бы я не слышала их раньше в Эквадоре, я бы подумала, что коги устроили на нас облаву. Забавно, мы убегаем от шума города и ищем тишины в природе — а ведь лес не замолкает ни на секунду. Уже должны были выйти на охоту ягуар и пума. Что это за шорох в кустах? Под эти спутанные мысли я и уснула.

День 2. Кемпинг на нудистком пляже

Мы вышли из нашего укрытия на рассвете. Дикий кемпинг в парке не разрешен, и нам не хотелось снова иметь дело с суровыми коги. Путь до пляжа Брава занял всего два часа.

До многих диких бухт в Тайроне можно добраться только по воде — их окружает густая сеть мангровых болот, до других можно дойти по лесу. Купаться там запрещено из-за сильного подводного течения.

На берегу моря мы позавтракали собранными по пути фруктами: маракуйей, кокосами и папаей. Сварили кофе и растянулись под тенью пальмы, подглядывая одним глазом за обезьянами — эти бездельники могут и кокос на голову скинуть. На пляже не было ни души — все туристы едут на мыс Сан Хуан.

В четыре часа, когда жара начала потихоньку отступать, мы снова вышли в путь. Нам предстояло вернуться до Пуэблито по отвесному холму, и снова спуститься на другой стороне бухты — на безымянном пляже. Дорога заняла больше времени, чем мы предполагали — пришлось снова катиться под откос в темноте. Наконец мы услышали шум прибоя. В лицо ударил соленый воздух океана. Я не видела его, но ощущала каждой клеточкой тела. Ночью раскрываются все чувства.

День 3. Мыс Сан Хуан, Аресифес

Утро началось на берегу океана, с чашкой сваренного на костре кофе. Редко можно почувствовать такую гармонию с миром. Может, и правда коги являются хранителями мирового равновесия? Пока я медитировала на мягкие волны, целующие мне ноги, мимо прошел голый мужик. На нем были только носки до колена и дурацкая панамка. Он пожелал мне доброго утра, лучезарно улыбаясь. Из кустов вышел его друг — не менее голый, и не менее лучезарный. Безымянный пляж оказался нудистским.

Безмятежное утро затянулось до полудня. Маленький пляж Бока де Сако, который неофициально называют нудистским, находится всего в 15 минутах ходьбы от Сан Хуана. Удивительно, но он совершенно пуст.

Мы не спеша вышли в путь. До знаменитого мыса Сан Хуан оставалось всего полчаса ходьбы. Море там спокойное. Это единственный пляж в Тайроне, где разрешено купаться, поэтому на нем всегда много туристов.

До входа в парк около шесть километров. Где-то проложены деревянные настилы, но в основном пришлось пробираться по пересохшим руслам ручьев, перепрыгивать с бревна на бревне посреди глиняной массы и балансировать на валунах. Судя по радостным визгам туристов, радость это доставляло не только мне. Пляжи остались в стороне, дорога проходит по лесу. Есть один пляж La Piscina, где разрешено купаться, остальными можно только любоваться со скалы.

cabo San Juan Tayrona
Мыс Сан Хуан

Индейцы коги

Земли Сьерра-Невада-де-Санта-Марта и парка Тайрона были заселены в 1600 г. до н.э. Среди 250 поселений, основанных в то время, было Пуэблито. Там жили 3000 индейцев чайрама. Оно до сих пор обитаемо, хотя от древнейших построек ничего не сохранилось.

В горах сейчас проживают четыре народа: коги, архуако, канкуамо и вива. Всего около 30 000 человек. Кроме парка Тайрона, они расселились на северном склоне гор в долинах Ранчерии, Тапиаса, Анчо, Хереса, Паломино, Сан-Мигеля, Гаравито, Дона Диего и у реки Буритаки. 

Индейцы называют горы Сьерра Невада “Бьющимся сердцем мира”. Себя они называют “старшими братьями” и верят, что у них есть мистическая мудрость и понимание, которое превосходит понимание других. Всех посторонних они считают “младшими братьями”. 

Коги верят, что мировые катастрофы в мире — это результат неспособности человека поддерживать мир в гармонии. Духовных лидеров коги называют “Мамо”. В 18 лет избранных юношей забирают высоко в горы, где они учатся медитациям. Они поддерживают баланс во вселенной путем подношений священным местам — возвращают земле то, что из нее извлечено. Для этих священных церемоний они закрывают парк Тайрона для туристов на целый месяц. Даты закрытия парка также связаны с периодами размножения животных, восстановления земли и трав. 

Туристов тут терпят, но не жалуют. “Въезд не индейцев запрещен” — предупреждает знак в деревне Arhuaco. Фотографировать себя не разрешают. Это одно из самых закрытых сообществ индейцев. Они редко дают интервью, не встречаются с журналистами. В цивилизованный мир лидеры коги выбираются редко — чтобы встать на защиту уникальных природных зон, или чтобы рассказать о губительном воздействии человека на природу. Защищают они не только колумбийские земли. В 2011 году старейшины приезжали на Алтай, и провели священную церемонию на плоскогорье Укок.

Коги носят длинные рубахи из грубого хлопка, которые подвязывают веревкой, и широкие штаны. На боку у них сумка из сизаля или рюкзак. Одежду ткут мужчины, а женщины плетут сумки. Чаще всего они ходят босиком — так лучше энергетический контакт с землей. Женское платье похоже на тунику: они оборачиваются длинной тканью, оставляя одно плечо открытым. Мужчины сохраняют длинные волосы.

https://5f.media/posts/pochemu-my-ne-chuvstvuem-sebya-schastlivymi-i-kak-eto-ispravit-uchimsya-u-indeytsev-plemeni-kogi/
Автор фото: Вадим Рябиков

Листья коки играют важную роль как в повседневной жизни, так и в церемониях. Их жуют, чтобы получить легкий стимулирующий эффект — обычная традиция для жителей высокогорий. Кока помогает справиться с горной болезнью и усталостью. Эффект будет сильнее, если смазать десны порошком из ракушек — он содержит много щелочи, и активизирует эффект от коки. Порошок носят в выдолбленных тыквах попоро и наносят длинной палочкой. Эти предметы использовали еще древние индейцы — их можно увидеть в музеях. Ничего не изменилось.

Коку выращивали на склонах Сьерра Невады не только индейцы. Эта территория была занята военизированными формированиями, которые изготавливали тут знаменитый колумбийский порошок на экспорт. Еще лет 5-10 назад тут велась гражданская война между наркокартелями и колумбийской армией. Сейчас все утихло.

Практическая информация

В парк можно зайти с двух сторон. Самый популярный вход — El Zaino, откуда тропа ведет к мысу Сан Хуан. От автобусной остановки до первого пляжа Cañaveral 1 час ходьбы по трассе, можно доехать на мототакси или маршрутке за 3000 песо (1$). До Сан Хуана еще 1,5 часа по тропинкам в лесу. 

В этой части парка оборудованы кемпинги и бунгало для туристов, есть инфраструктура. Там очень людно — многие приезжают на один день, и не углубляются дальше в джунгли. В бухте около мыса можно купаться. 

Палаточный городок на Cabo San Juan

Второй вход Calabazo находится ближе к Санта Марте. В отличии от Заино, здесь нет очередей из туристов, только маленький придорожный магазин. Чтобы добраться до побережья, вам придется преодолеть высокий холм, на вершине которого расположилась деревня коги Pueblito Chairama. От Калабазо до мыса Сан Хуан можно дойти за 5 часов (при хорошей физической подготовке). Отелей, ресторанов и магазинов по пути нет.

Вход в национальный парк стоит 61 000 песо (декабрь 2018). Внимание: с февраля 2019 коги обсуждают закрытие Пуэблито. Туристов туда не пускали — индейцы не хотят видеть посторонних около своих домов. Запрет то снимают, то снова вводят. Туристическая тропа открыта. 

Сезон дождей: с мая по июнь, и с сентября по ноябрь. На мысе Сан Хуан, впринципе, можно побывать, а вот продолжительные прогулки и кемпинг лучше отложить до лучших времен. Глинистая почва превращается в сплошную кашу, а тропические дожди напоминают всемирный потоп.

Кроме того, каждый год парк закрывают на несколько месяцев. В это время индейцы проводят священные ритуалы очищения духа парка, восстановления экологического равновесия и медитаций. Даты проведения таких церемоний меняются. В 2020 году парк Тайрона будет закрыт трижды:

  • С 1 по 29 февраля время Kugkui shikasa
  • С 1 по 15 июня время Saka juso 
  • С 19 октября по 2 ноября время Nabbatashi
Изображение по умолчанию
Елена
Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 45 стран и 4 континента.Я родилась в Брянске, 8 лет жила и училась в Санкт-Петербурге. В это время я распробовала вкус самостоятельных путешествий. Начала с безопасной и привычной Европы, но довольно скоро меня потянуло в непонятные страны: Китай, Кению, Марокко. В 2016 году я пожила недолго в Канаде, учила английский и французский языки в школе, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни.Я купила за накопленные мили билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, поднимала на вершины гор, и прожила не один десяток ярких приключений. Путешествие продолжалось два года.В пандемию я не изменила себе, и провела необычный год в Грузии и Турции. Как оказалось, жить в дороге реально, и я счастлива в роли вечного странника.Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, люблю живописный кемпинг и природу. Активно общаюсь с местными жителями (на английском, испанском, русском, французском и языке жестов), часто передвигаюсь автостопом. Иногда работаю по программе workaway или просто устраиваюсь переводчиком в турфирмы.Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.Ценю хорошее вино. Пробую местные вина всех стран.Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, хожу в спортзал, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.
Статьи: 263

Один комментарий

  1. Очень интересно!!!

Добавить комментарий