Криминальные истории. Как меня евреи с индейцами грабили

В Южной Америке меня никогда в открытую не грабили, и даже из карманов ничего не тырили. Зато со мной произошли две очень странные истории. Обе — в джунглях Амазонки.

Первый раз у меня украли целый рюкзак. Я путешествовала на тот момент с 35 кг за плечами, которые были плотно утрамбованы в рюкзак по имени Монстр. Спереди у меня всегда болтался маленький рюкзачок килограмм десяти весом, где лежали ноутбуки, камера и деньги.

Монстр, загруженный на две трети

В поисках Кипящей реки в перуанской Амазонке меня занесло в городок Пукальпа. Там стояла невыносимая 40-градусная жара, а река находилась где-то глубоко в лесу. Мы готовились фигачить через джунгли с мачете верхом на ягуаре, поэтому рюкзаки предусмотрительно оставили на хранение в самом дорогом отеле в Пукальпе. С собой взяли палатку, пачку риса и телефоны. 

Спустя неделю мы вернулись в отель, но рюкзака там не нашли. Маленький, с техникой и документами, не тронули. Унесли Монстра.

Я отказывалась верить, заставила персонал перерыть все склады. За два года скитаний по Южной Америке я оставляла рюкзак в разных подозрительных местах и без охраны, и всегда он ко мне возвращался. А тут — крутой отель с репутацией. Нас пригласили в офис, а мне принесли стакан холодного пива. Они развернули меня к экрану телевизора, посадили на стул и… включили запись скрытой камеры. В глазах начало темнеть. В каком-то бреду я смотрела, как группа туристов загрузила Монстра в такси и укатила прочь. К слову, мой рюкзак был раза в три больше остального багажа, ядовито-зеленого цвета.

Расследование в отеле показало: это были ребята из Израиля, которые собирались целый месяц пить айяуаску в джунглях. Таких ретрит-центров вокруг Пукальпы множество, а связи с ними нет. Номера машины не видны, фотография смазанная. Вооружившись этими скудными уликами, мы погнали на главную тусовку таксистов. Один из мужиков признал в размазне на фотографии знакомого водителя. Мы поехали в офис его компании — но там наотрез отказались выдать его адрес или телефон. Испугались, что придется отвечать за своего.

Кто мог украсть зимнюю горную снарягу и старую потасканную одежду, но оставить ценные вещи? С другой стороны, кто мог случайно унести рюкзак весом с мешок картошки? 

Один из таксистов предположил, что тот повез туристов в Онорию, откуда мы только что вернулись. Ту самую Онорию, которую мы с таким трудом нашли — о ней никто не знал в Пукальпе, сколько мы не расспрашивали. Там у таксиста жена и дом. В три часа ночи мы выехали в эту деревню, чтобы наверняка застать мужика дома. Через два часа мы были там. Его босая жена недоверчиво окинула нас взглядом и сказала, что тот уехал. Номер телефона дать отказалась, сказала, что позвонит сама. Пока она набирала номер, мы подглядели его из-за спины. Разговор с таксистом не принес удовлетворения: рюкзака не видел, туристов отправил, куда они поехали — не знает.

Но мы знали. В джунглях вокруг Онории есть только три ретрит-центра: наш Маянтуяку, дальний Сантуарио Хилинг и новый недостроенный центр американского шамана Габриэля, над которым мы так много шутили по пути к Кипящей реке. Кто бы знал, что именно к этому американцу нам придется вернуться.

Возвращаемся к шаманам

Связи нет. Оставалось только взять лодку и снова плыть в джунгли, а потом карабкаться на холм через лес. Все это в парах от 100-градусной реки и стрекоте цикад. В 6:30 утра мы зашли в ворота центра… и под деревом увидели мой рюкзак. Без навеса, открытого всем дождям и животным. Трясущимися руками я проверила, все ли на месте. Его даже не открывали. Эрик приготовился бить морду израильтянам.

Лохматый парень с удивленными глазами предложил нам выпить кофе. Мы рассказали всю нашу эпопею, а он не понимал, как мы смогли найти их. Рюкзак взяли по ошибке.

Еще раз — 35-килограммовый рюкзак ядерного зеленого цвета, в три раза превышающий размеры остального багажа, они по ошибке тащили в гору в жарких джунглях целый час. 

Он любезно предложил нам остаться на неделю в центре и пройти все шаманские церемонии. “Мы только оттуда, из соседнего Маянтуяку” — ответила я, и израильтянин еще раз офигел. Мы поздравили их с наступающим еврейским новым годом и уплыли — нас ждала Амазонка.

Места, кстати, совершенно не туристические. А друга этого неудавшегося похитителя мы слышали, когда спускались от шаманов утром — он очень громко блевал у Кипящей реки, будто из него выходили бесы. Вот могли мы знать, что через сутки мы будем вместе пить кофе?

Вторая кража оставила у меня вопросов не меньше, чем первая

Индейцы сперли у меня ноутбук в эквадорской Амазонке.

В этот раз я оставила рюкзак в доме лидера ваорани, который пригласил нас к себе в гости в парк Ясуни. Я побоялась, что техника промокнет под дождем — до поселения надо было плыть четыре дня по реке. 

Пенти (лидер ваорани) и его сын Тапенья (справа)

Через две недели мы вернулись в Коку, схватили вещи и сломя голову помчались на последний автобус в Кито. Индейцы кричали нам вслед на ломаном испанском о какой-то проблеме, но в суматохе мы не обратили на это внимания. К тому времени у меня один раз украли и вернули камеру в джунглях, а затем я сломала телефон при охоте на кабанов. Еще в Чили мошенники списали почти все деньги с карты и банк их еще не вернул. Месяц назад я мысленно отпустила рюкзак со всеми вещами, который украли израильтяне. Ко всему прочему Эрик заявил мне, что нам больше не по пути. А через пять минут он полез в рюкзак и обнаружил, что моего ноутбука там нет.

Его новый дорогой макбук был на месте. Кошелек с деньгами тоже. Не было только древнего, потертого Леново с дыркой в корпусе, который доживал последние дни. Моего единственного источника заработка, а также хранилища последних фотографий и текстов в блог. 

Мир словно обнулился. Я снова сидела в Кито, где началось мое путешествие по ЮА. У меня снова не было работы. Я снова оказалась одна, без малейшей идеи, что делать дальше. Казалось, что все катится лавиной в какую-то дыру, новый портал в неизведанное. Тем же вечером я поехала в южное гетто Кито, где выменяла давно не работающий смартфон, выдав его за новый, на крошечный ноутбук размером с книжку. Кстати, он служит уже больше года. Тоже Леново.

Я бы не стала рассказывать эту историю, если бы не странное ее завершение.

Вечером в пятницу, в баре, я стала объектом нападок эквадорского националиста, который придрался к моему перуанскому свитеру. Толпа длинноволосых афро-эквадорцев окружила наш стол, и на повышенных тонах возмущалась, что белые женщины не встречаются с латиносами, а перуанский свитер, отшитый в Китае, выставляли как гордость нации, носить которую мне не дозволено. К слову, я сидела за столом с моим эквадорским другом Диего, а афро-эквадорцы к потомкам инков кечуа имеют довольно слабое отношение. Мы подняли на уши весь бар и решили свалить. 

Угадайте, кого я встретила по пути ? Сына лидера ваорани — индейца Тапенью. В центре столицы Эквадора, в самом разгаре ночной жизни. Он тайком от отца гоняет в Кито на вечеринки.

Мы пригласили его выпить с нами в баре. Я не выдержала, и спросила — видели ли они мой компьютер. Я ожидала очевидного ответа “нет”.

Но он ответил ДА, КОМПЬЮТЕР У НАС

И предложил позвонить ему, чтобы “обсудить”. И как ни в чем ни бывало продолжил рассказывать о своей деревне и угнетениях нефтяников моим друзьям. Номер он мне свой не дал, а связи в лесу все равно нет. Я его через пол года нашла в фейсбуке, но спрашивать уже не стала.

Этот удивительный мир.

Изображение по умолчанию
Елена
Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 45 стран и 4 континента.Я родилась в Брянске, 8 лет жила и училась в Санкт-Петербурге. В это время я распробовала вкус самостоятельных путешествий. Начала с безопасной и привычной Европы, но довольно скоро меня потянуло в непонятные страны: Китай, Кению, Марокко. В 2016 году я пожила недолго в Канаде, учила английский и французский языки в школе, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни.Я купила за накопленные мили билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, поднимала на вершины гор, и прожила не один десяток ярких приключений. Путешествие продолжалось два года.В пандемию я не изменила себе, и провела необычный год в Грузии и Турции. Как оказалось, жить в дороге реально, и я счастлива в роли вечного странника.Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, люблю живописный кемпинг и природу. Активно общаюсь с местными жителями (на английском, испанском, русском, французском и языке жестов), часто передвигаюсь автостопом. Иногда работаю по программе workaway или просто устраиваюсь переводчиком в турфирмы.Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.Ценю хорошее вино. Пробую местные вина всех стран.Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, хожу в спортзал, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.
Статьи: 263

7 комментариев

  1. Интересные приключения. 🙂

  2. Да, очень захватывающие приключения, да ещё и нападки националов.

  3. ну ты как муравей-носишь вес больше своего)

Добавить комментарий