Как мы жили в индейской деревне Бамено | Ясуни, Эквадор

Бамено оказался славным, вполне цивилизованным поселком. Он находится в недрах национального парка Ясуни в Эквадоре, и добираться туда надо несколько дней на лодке.

Взлетная полоса. В Бамено можно прилететь на частном самолете

Пенти по долгу службы должен быть на связи с юристами и журналистами в Эквадоре, Перу и США. «Мой отец Ахуа Байхуа был большим воином и защищал территорию уаорани с копьем в руках. Теперь я должен продолжить его дело, и бороться за наш дождевой лес, территорию и культуру, но уже документами и законодательством. Я выучил испанский и путешествую далеко, как орел.» Раньше он каждую неделю ездил в ближайший город — Коку или Тену, а теперь провел в Бамено электричество, сигнал телефона и работает «удаленно» . Говорил, что скоро будет и интернет.

Туристы здесь начали появляться недавно. В основном приезжают журналисты BBC и National Geographic, снимают документалки, или ученые пишут здесь научные работы о влиянии нефтяных вышек на окружающую среду. Обычных туристов тоже начали привозить, но жителям Бамено перепадало по 5$ за человека, поэтому Пенти решил развивать свой туризм, а гидов не-ваорани не допускать до входа на территорию.

«Мы любим туристов — они приходят и уходят. А нефтяные компании не хотят уходить. Они вырубают лес, животные прячутся от шума и запаха нефти, на разработках перестают расти маниока и бананы — наша основная еда. Территории становится все меньше — нам негде жить. Мы хотим жить как ваорани — мирно и в согласии с природой » .

Пенти Байхуа
Дом в Бамено: справа общая кухня, слева жилая часть.

Будни деревни Бамено

Распорядок нашего дня был таким: завтрак с попугаями, поход в лес или на охоту, поиск анаконд и прочих тварей, речные ванны с крокодилами, ужин по результатам охоты, боксирование тараканами по пути к кровати, сон под скрип джунглей.

Меню индейцев ваорани

Готовили женщины. Когда они это делали, я не знаю, но на общей кухне всегда была еда. Столов не было: земляной пол, костер и гамаки. Ели на коленях, сидя на лавке. Первым еду подавали мужчинам, потом ели мы и женщины.

Завтрак: Невероятно сладкая и сочная папайя, бананы, манго и любой другой найденный фрукт. Их посыпали сухой овсяной кашей, которая в соке тут же разбухала. Иногда давали рис: пустой или с крокодильим хвостом на гриле. Однажды ничего не осталось, и мы ели попкорн. Растворимый кофе или очень жидкая разваренная овсянка в форме напитка.

Обед и ужин: зависели от успехов на охоте. Вечером готовили свежую добычу, днем — что оставалось с вечера. Часто обед мы пропускали, так как гуляли по лесу. Интересно, что еду практически не солят, сахар тоже не используют. Кока-колу любят, но до нее четыре дня на веслах идти:)

  • Черепаший суп «харапа» или «зарапатеро» с субпродуктами и юккой — местный корнеплод вроде картошки. Подают в панцире. На второе, соответственно, рис с печенью черепахи. Мясо нежное, похоже на говядину, но в сто раз мягче. На утро нам оставили черепашью лапку.
  • Крокодил на гриле. Божественно вкусное мясо, плюс ощущение от того, что это трофей опасной охоты заводит вкусовые рецепторы. На гарнир была юкка и platano — жареные зеленые бананы во фритюре — они не сладкие, похожи на картошку.
  • Мясо кабана мы ели однажды, в гостях. После охоты его долго коптят, мы не попали на пир в Бамено после нашей охоты на уре.
  • Рыба — обычно разновидность местных сомов, которых называют bagres. Пираньи водятся, но далеко от поселка — мы их ловили лишь однажды. Рыбы в реке очень много: рыбалка занимала минут 15 с уловом на всю семью. Мелкую рыбу не готовят — слишком много костей.
  • Курица с рисом — классика Южной Америки, тут тоже составляет важную основу рациона. Кур выращивают в деревне. А вот яйца ели мы редко.
  • Мы не пробовали, так как охота оказалась неудачной, но планировали приготовить обезьяну на вертеле и броненосца (по аналогии с черепахой).
  • Отдельно стоит отметить чичу — напиток из пережеванной и забродившей юкки. Корнеплоды давят в большом чане женщины, потом долго жуют и сплевывают. Кашица стоит пару дней, а потом ее разбавляют водой и пьют. Получается сытный напиток с 3% алкоголя примерно. Да, чичу мы тоже пили — потому что это традиционный жест приветствия гостей, и отказываться от слюнявого угощения было бы не вежливо:)

Походы в лес

За завтраком нужно было краем глаза следить за мужчинами и не упустить момент, когда они натягивали резиновые сапоги и хватались за копья. Тогда нужно было вскочить и нестись к лодке, чтобы нас взяли на охоту.

Если мы прозевали выход охотников, то кто-то из семьи Байхуа мог отвести нас в лес. Там мы собирали яд для стрел, травы, один раз с женщинами ходили копать юкку. Если была свободная лодка, Тапенья, сын Пенти, вез нас на поиски животных в кормушки саладеро — глиняные пещеры, у которых собирались попугаи, кабаны и обезьяны. Вечером мы ездили в гости к анакондам, правда толком их не видели — только один раз наш проводник с сомнением указал на какую-то черную корягу, по его мнения являвшуюся хвостом царицы змей. Время шло к закату и шлепать через болото к ней не хотелось.

Пенти наносит на кожу традиционный узор натуральной краской растения
Пенти наносит на кожу традиционный узор натуральной краской растения

Индейцы тоже любят домашних питомцев

Здесь любимцами семьи становятся попугаи — роскошные алые и синие ара и зеленые амазоны. Им подрезают крылья и они свободно ковыляют по деревне. Другая птица — каракара, небольшая хищная птица из отряда соколиных. Они поедают яйца черепах и крокодилов с пляжа, а также не брезгуют падалью, поэтому ваорани относятся к ним без особого трепета. Другие удивительные питомцы — это молодые кабанчики пекари и новорожденные крокодилы. Их, правда, держат не для удовольствия. Кабанов откармливают, а потом учат местную детвору бросать в них копье — в школе даже есть специальный урок охоты. Крокодилов же спасают от разорения их кладки каракарой и ягуарами. С одного пляжа выживают всего пара детенышей, поэтому иногда ваорани забирают малышей домой, а когда те немного подрастут, выпускают обратно в реку. Кроме того, некоторые семьи держат кур. В деревне много собак, но они только охраняют территорию — за ухом их никто не чешет и на груминг в салон не водят.

Детеныйшкрокодила
Детеныш крокодила (их не едят)

Речные ванны с крокодилами

В той самой, в которой мы пугали крокодила и ходили ловить пираний. В той самой, в которую нефтяные компании незаконно сбрасывают отходы. Местные, кстати, пьют эту воду, но нам строго настрого запретили и даже притащили с собой две огромные канистры с питьевой водой из города. Она приятного кофейного оттенка, а дно глиняное — пока намыливаешь шею, проваливаешься по колено. А с соседнего берега еще крокодил как-то лукаво улыбается.

В лесу нам много рассказывали, что джунгли дают людям все — в том числе и бесплатные мыльно-рыльные принадлежности. В частности, если натереть голову какой-то травой, то волосы будут как в рекламе «Pantene» , но все местные мылись обычным шампунем. Как и в другой деревне, в которую мы заехали в первый день путешествия, в Бамено был начищенный до блеска унитаз. Почему-то его наличие диссонировало с моим понятием о диких индейцах.

Как моют индейцы в Эквадоре
Ванна по-амазонски

Одежда современных индейцев

Молодые ваорани носят европейскую одежду. Старики часто носят шорты адидас, ожерелье и мажут лицо красной смесью. Женщины постарше с радостью ходят топлесс, а в ушах у них — огромные дырки от снятых тоннелей. На охоту мужчины часто ходят голышом, приматывая все болтающиеся элементы тонкой веревочкой к животу. Такой наряд называется comi. Получается экзотично, но я постеснялась фоткать.

Вот пара картинок (авторы подписаны):

  • Автор: Андрей Шляхтинский, сайт "Интересный мир"

Жилище

Мы жили в приличной двухкомнатной избушке на ножках, без дверей, но с кроватью и москитной сеткой. Спать в джунглях на свежем воздухе — восхитительно. Всю ночь лес вокруг ухает, ворчит, стонет на максимальной громкости. Вокруг кровати ползает и летает такое, что детские сказки с их бабайками отдыхают. Утром вся сетка была усеяна дохлыми тараканами.

Спустя пару дней я сделаю запись в дневнике: «Украли камеру. И печеньки (приписка). Люди — ***** с самого каменного века» . Кто-то перерыл наши рюкзаки, пока мы ужинали, и забрал мою зеркалку, упаковку печенья Энама и сигареты Эрика. Документы и деньги, которые лежали на видном месте, остались нетронутыми.

Дом в деревне Бамено
Наш дом

Конечно, я была несправедлива к ваорани. Это потом я осознаю, что в их сообществе все общее и нет такого понятия, как кража. Но тогда я впала в ступор и монотонно раскачивалась в гамаке. Мне было не жалко старую камеру, я переживала более глубокое разочарование в человеческой честности. Я никак не могла понять, как в деревне на 200 человек, которую окружают непроходимые заросли, можно что-то украсть? Это было предательство похуже копья в спину. Вечером Энам принес литровую бутылку с водкой, в которой осталось на донышке. Я вопросительно поглядела на него: неужели в одиночку приглушил за те два дня, что нас не было? Оказалось, он предложил отхлебнуть одному из охотников — через пару секунд бутылка была пуста. Мы допили ее в ночи за каким-то душевным разговором о сущности бытия.

Камеру нашли на следующее утро. Когда закончился тропический ливень, на пороге нашей избушки показался Тапенья — сын Пенти. Он держал в руках насквозь промокшую камеру. «Она была в лесу, наверное дети спрятали» — пробормотал он и смылся. Я не подняла глаз. Эрик молча принял тело моего боевого товарища и похоронил его в мешке риса. Камера, кстати, в тот раз восстала из мертвых.

Эта история могла бы стать крутой рекламой компании Никон, но они мне не платят, поэтому акцентировать на них внимание не буду:)

Стандартное изображение
Елена
Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 46 стран и 4 континента.Я родилась в Брянске, 8 лет жила и училась в Санкт-Петербурге. В это время я распробовала вкус самостоятельных путешествий. Начала с безопасной и привычной Европы, но довольно скоро меня потянуло в непонятные страны: Китай, Кению, Марокко. В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни.Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, поднимала на вершины гор, и прожила не один десяток ярких приключений. Путешествие продолжалось два года.В пандемию я не изменила себе, и провела необычный год в Грузии и Турции. Как оказалось, жить в дороге реально, и я счастлива в роли вечного странника.Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.Ценю хорошее вино. Пробую местные вина всех стран.Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, хожу в спортзал, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.
Статей: 280

Добавить комментарий