Охота на кабанов с ваорани

Охота на кабанов. Встреча с шаманом | Ясуни, Эквадор

Продолжение истории об индейцах Бамено. В этот раз мне предстоит охота на кабанов и встреча с шаманом общины!

Я проснулась от глухого звука, исходящего из недр джунглей — будто духовой оркестр заблудился в лесу и подавал сигнал SOS. Только рассвело, и я хотела понежиться в кровати еще пару часов. В деревне чувствовалось еле заметное оживление. Кто-то спустил лодку в воду. Трубачи приближались, с ними росло напряжение. 

Нехотя я встала и пошла завтракать: вдруг атака тароменане, а я в трусах и без копья. На кухне никого не оказалось. На тарелке был прикрыт крышкой чуть теплый рис и кусочек хвоста крокодила — вчерашней добычи. Я согнала зеленого попугая, фанатеющего от риса, и стала торопливо есть. Спешить стоило не столько из-за непонятных событий в деревне, сколько из-за этого самого попугая — мерзавец кусал за пятки, выпрашивая рис.

Гудок раздавался уже совсем близко. К реке нерасторопно шагали босые женщины, учитель местной школы с копьем и добродушный дедушка с огромным ружьем. Откуда-то взялся Эрик с резиновыми сапогами и мы побежали: мужчины уже отталкивали от берега лодку. “Уангана!” — возбужденно переговаривались ваорани.

Река полнилась лодками: кто-то шел на моторе, кто-то на веслах, а пара пацанов лет 10 на узком каноэ отталкивалась от дна палками. Я огляделась: собрались жители трех деревень, некоторых я видела впервые. Мы хаотично метались между двух берегов, то подсаживая, то высаживая кого-то. Наконец к нам запрыгнула большая толпа бабушек топлесс, и мы помчали на зов гудка.

Энам, присоединившийся в последний момент, все еще держал в руках тарелку с рисом. Эрик где-то нарыл мачете. А я осталась в коротких шортах, резиновых сапогах на босу ногу, с камерой и телефоном в руках — за завтраком я иногда снимала попугаев. Непромокаемый рюкзак, дождевик — все осталось в доме. Уже на полпути к джунглям стало ясно: намечается охота на кабанов.

Охота на кабанов

Охота на кабанов с ваорани

Охота на кабанов пекари, которого ваорани называют уре или уангана — ответственное мероприятие, на которое собираются сразу несколько общин. Это единственная массовая охота — обычно за добычей ходят по одному. Когда охотники-одиночки заметят следы пекари, они сообщают об этом остальным.

Кабанье стадо остается на территории один-два дня. Старейшины предсказывают, куда повернут животные, разрабатывают план действий. Часть людей утром отправляется на поиски уре, а когда найдут, оповещают остальных гудком. Его слышно на несколько километров. Индейцы — мужчины, жены, дети — бегут на зов. Убивают животных копьями, но в некоторых общинах есть ружье. Добыча достается тому, кто убил зверя.

Современные охотники из племени ваорани

Мы высадились на глиняном берегу. Ночью прошел дождь, грязь развезло. Держа телефон в правой руке и камеру в левой, я на коленях поползла наверх. В лесу было еще хуже: он превратился в болото, ноги вязли по колено, к тому же мы бежали напролом через кусты — туда, откуда раздавался звук. Индейцы исчезли в чаще джунглей, успев сообщить нам две новости: если на нас мчит кабан — нам капец, если индеец примет нас по шороху за кабана — приятного еще меньше. 

Охота на кабанов в диком лесу

Мы быстро выбились из сил и сделали привал. Перед нами стал нелегкий выбор: потеряться в лесу или идти на звук, где единственные люди, которые из этого леса нас могут вывести.

Где-то слева раздался выстрел, что-то грузное пронеслось через заросли. Эрик выставил мачете, видимо решив на ходу отрубить голову раненой свинье. Погода резко нахмурилась, заморосил дождь. К счастью, из кустов вышел совсем голенький индеец в стрингах и мы побежали за ним.

Четыре часа длилась эта кабанья эпопея. На плечах ваорани росли плотные, мускулистые тушки взрослых особей. Маленьких поросят связали живыми, чтобы отнести в деревню. Там они подрастут, а дети будут учиться метать в них копья.

Дождь в амазонских дебрях

Наконец мы остановились. Старик из другого села убил сразу несколько кабанов, и все остановились перевязать их. Истекающие потом, с исцарапанными ногами мы упали на бревно.

И тут разразился ливень, настоящий тропический апокалипсис. Я сделала последний хоррор-снимок мертвого кабана в красном фильтре и на этом фотошедевре камера скончалась. Мы повернули назад — ваорани выглядели довольными добычей и совсем не уставшими. Джунгли — супермаркет и фитнес-клуб в одном флаконе. 

Добыча с охоты
Добыча нашей деревни

Встреча с шаманом Кемпери

Вечером, после ужина, нас пригласили в дом Кемпери — старейшины Бамено, 102-летнего шамана. Он лежал в гамаке, закатив глаза, постанывая и резко вскрикивая. Мужчина уже давно не принимает участие в охоте, а раньше был одним из самых сильных герреро — воинов ваорани. Шаманы входят в транс по особым случаям, например после или до большой охоты, смене места стоянки племени.

Напротив Кемпери сидел его сын Коминта, который громко задавал вопросы: какая была охота, о будущих атаках тароменане, будет ли еда в ближайшие месяцы. Когда старика не станет, Коминта станет шаманом. Ваорани верят, что в них живет дух ягуара, но только шаман может принимать форму животного и путешествовать по джунглям. 

Шаман Кемпери
Кемпери — в центре

В этот раз он отправился в астральное путешествие по Перу и Бразилии. Кемпери монотонной песней описывал то, что видит. Он рассказывал об уроне, наносимом нефтяными вышками, о переселении животных, экологических проблемах. Кроме того, он предсказал скорую атаку изолированных индейцев на реке Напо недалеко от города Кока.

Его песню нам переводил один из жителей Бамено. Когда Кемпери коснулся темы атак изолированных племен, присутствующие заметно напряглись. Нам шепнули, что в прошлом году шаман предсказал смерть дяди учителя Мигеля — того действительно в скором времени убили.

Читай также: Бамено. История семьи Байхуа

Незадолго до нашего приезда к жителям одной из деревень в Ясуни пришли “неконтактные”. Они потребовали сорок штук мачете и кастрюль — ведь они до сих пор пользуются каменными топорами. На выполнение заказа дали срок — две недели, по истечении которого они придут с копьями. Дикари и ваорани говорят на похожем наречии — все они еще 60 лет назад бегали голышом по одному и тому же лесу. Эта ситуация очень волновала Пенти и стала главной темой церемонии айяуаски той же ночью.

От шамана мы вышли поздно. Звезды освещали взлетную полосу, по которой мы брели в одиночестве к нашему домику у реки. Где-то вдали ухали козодои, а в шалаше для церемоний мужчины Бамено отправились в другое путешествие по глубинам разума — при помощи галлюциногенного напитка айяуаски. Ваорани используют сок этой лианы очень редко и только для раскрытия подсознания, когда нужно принять правильное решение. В лечебных целях ее не принимают, туристам не предлагают. К священному таинству нас не допустили, но мы присели неподалеку и слушали мистические икарос — песни, которые поют на церемонии.

Вот они, в исполнении других шаманов: (первый, кстати, от известного шамана Хуана Флореса Салахара, с которым мы познакомились в Перу)

Стандартное изображение
Елена

Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 47 стран и 4 континента.

Мой первый опыт путешествий — это пакетная Турция в далеком детстве, где я до мурашек по коже восторгалась древними руинами. Я начала путешествовать самостоятельно по Европе лет в 16, охотясь на распродажи Ryanair. Близость Санкт-Петербурга к Прибалтике просто не оставила мне шансов.

В 2010-х начался бум кругосветок и зимовок в теплых странах. Я узнала о каучсерфинге, автостопе, волонтерских программах. Я стала задаваться вопросом: зачем возвращаться в одну точку, если можно жить в путешествии?

Довольно скоро меня потянуло в страны, в которых ничего не понятно: Китай, Кению, Марокко. Я спала в палатке рядом с бегемотами, поднималась на священные китайские горы, смело торговалась с арабскими торговцами, ела крокодилов и змей — и все меньше хотела возвращаться в «нормальную жизнь».

В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни. Свалившиеся на мою голову неприятности дали мне понять, что пора начать жить по-своему, без оглядки на чужие идеалы.

Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, встречалась с амазонскими шаманами, ходила по горам с рюкзаком по десять дней, и прожила не один десяток ярких приключений.

Путешествие продолжалось два года. На частном острове в Карибском море я познакомилась с будущим мужем. С тех пор мы путешествуем вдвоем.

В пандемию я не изменила себе, и продолжила путешествовать. Я вышла замуж, завела собаку, поднялась на шеститысячник и начала заниматься скалолазанием. И хотя приходится приспосабливаться под постоянно меняющиеся условия, такой темп жизни меня устраивает.

Коротко о моих увлечениях:

Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.

Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.

Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.

Ценю хорошее вино и люблю эксперименты. Пробую местные вина, даже если это Марокко и Египет (не берите с меня пример).

Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, тягаю гантельки в спортзале, занимаюсь йогой и акройогой, гоняют по сто километров на раздолбанном велосипеде, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.

Статей: 310

4 комментария

Ответить

error: Content is protected !!