белая с рыжим кошка

Марокко на грани нервного срыва

Марокко — колоритная страна в Северной Африке, с многовековой культурой и выразительной архитектурой. Путешествие по ней может получиться очень ярким … если найти к этой стране подход. 

До 2014 года в моем послужном списке были только страны Европы и Шри-Ланка. Марокко показало мне, что в путешествиях не всегда все идет гладко. Две недели я билась лбом о марокканский менталитет, срывала связки в войне за справедливость, но главное — приобрела бесценный опыт. После Марокко мне было не страшно ехать ни в Китай, ни в Азербайджан, ни даже в Кению.

Марракеш

Историческая часть Марракеша похожа на дреды бывалого хиппи. Запутанная и пыльная, она не поддается ни логике, ни сигналу gps. Еще дома меня напугали историями про хелперов, которые предлагают на улице помощь, а потом требуют за нее денег, поэтому я не обращала внимание на оклики.

Я долго кружила по одной и той же улице, каждый раз проходя мимо толстого марокканца. Круге на десятом он не вытерпел, схватил меня за руку и отвел по нужному адресу, приговаривая “no money”. 

-Ты чего не отзывалась, когда я тебя адрес спрашивал? Я же помочь хотел.

-Мне говорили, что тут все помогают за деньги, — смущенно промямлила я.

-Я же помог. Вы, туристы, ходите с каменными лицами, игнорируете людей — какого отношения вы хотите? — дядька насмешливо цокнул, и пожелал мне приятного отдыха.

Мне стало стыдно. Следующие две недели я старалась не судить людей и не закрываться от них. Увы, статистика набралась не в пользу марокканской бескорыстности. 

Два лица площади Джемаа-эль-Фна

Жизнь на Джемаа-эль-Фна пульсирует 24 часа в сутки. Это и грандиозный ресторан под открытым небом, и театральные подмостки. 

Первыми на площадь приходят торговцы апельсинами. Приехать в Марокко, и не выпить сто литров свежевыжатого сока — это невообразимая глупость. Пока будете гулять вдоль лавок, в ваших руках окажется то орех, то курага, то финик. Арабы не скупятся на бесплатные сэмплы, поэтому на завтраке можно сэкономить.

Днем на площади вы найдете заклинателей змей, рисовальщиц хной, предсказателей будущего и торговцев гашишем. Когда спадает жара, появляются берберские ансамбли песен и плясок. За фотографии артистов принято давать монетку (правда, торговцы гашишем фотографироваться не любят). 

Оставьте ценные вещи дома, и ныряйте с головой в этот магический марокканский котел. Происходящее может показаться жутковатым, ведь до 19 веке на этой площади казнили преступников.

Мама сказала

Пока я продиралась через цепкие лапы ресторанных зазывал, я выпила литр апельсинового сока и закусила пригоршней вареных улиток, которых мне бесплатно насыпал хозяин соковыжималки.

Желудок требовал чего-то большего, чем пару слизней. В неприметном переулке нашлась даже не кафешка, а просто пара пластиковых стульев на обочине. Хороший знак: все они были заняты марокканцами. Там я раздобыла пару лепешек и мятный чай всего за 25 рублей. 

На следующий день цена поднялась до 35 рублей. Я поинтересовалась причиной неудержимой марокканской инфляции у дочери хозяйки. Девчонка еще не научилась врать, и призналась: “Мама сказала туристам продавать на дирхам дороже”. Десяти рублей за честность мне было не жалко, да и лепешки там пекли очень вкусные.

Про еду

Главное правило путешественника — питаться там, где это делают местные жители. В популярных кафе еда свежая, так как ее готовят и тут же продают. А в дорогом ресторане в Марокко можно нарваться на несвежие продукты, которые томятся в дышащих на ладан холодильниках по несколько недель в ожидании богатых туристов. Не верите? Загляните в большой супермаркет типа Carrefour: полуживые сыр, мясо и овощи с мухами — наглядный тому пример. Сами марокканцы покупают продукты на рынке.

Я отравилась в этой поездке всего один раз — в рыбном ресторане в Асиле, где за столиками сидели одни туристы.

В едальнях для местных суп харира обойдется в 3,5 дирхама (30 рублей), горячая лепешка с мятным чаем — 3 дирхама (25 рублей). За 2 дирхама можно выпить на улице свежевыжатый апельсиновый сок. В туристических заведениях цены гораздо выше.

По вечерам в жилых кварталах можно увидеть такую картину: на костре стоит здоровенная кастрюля, а вокруг нее сидят деды, и прихлебывают суп из алюминиевой миски. Меню незатейливое: фасолевый суп харира, или чечевичная похлебка со специями. Я присоединилась к ним — чашка горячего супа обошлась мне всего в 2 дирхама.

Марроканцы часто едят руками, либо заменяют столовые приборы лепешкой. В кафе всегда есть рукомойник и мыло. Если обедает большая компания, то блюдо сервируют в одной большой тарелке, из которой каждый берет свою порцию. По моим наблюдениям, делают это прямо рукой.

Целый день, с утра до поздней ночи, марокканцы пьют чай. Они заливают ветку мяты кипятком, и подслащивают сахаром или медом. Чайные листья они не используют. Чай обязательно предложат гостям, и отказываться от него не принято — оскорбите хозяина.

Самые вкусные национальные блюда:

  • тажин — мясо (баранина, телятина, курица) с овощами, черносливом и изюмом, тушеное в одноименной посуде в форме конуса.
  • кускус — крупа кускус с овощами, которые варят на мясном бульоне.
  • харира — наваристый суп из баранины, чечевицы и помидоров
  • бисара — фасолевый суп-пюре с черным перцем
  • каб-эль-газаль — миндальное печенье
  • апельсиновый сок — Марокко славится своими апельсинами
  • мятный сладкий чай

Марокканский архитектурный словарик

Эти слова вы будете встречать постоянно в путешествии по северной Африке. Это главные составляющие любого города, и по совместительству — его основные достопримечательности.

В архитектуре Марокко смешались традиции арабов-мусульман, кочевых берберских племен и французских колонизаторов.

Медина

Медина — самая старая часть и историческое сердце любого марокканского города. Ее улицы не отображаются на карте, а дома не имеют четких адресов. Медина была центром городской жизни. В колониальное время во всех городах построили Ville Nouvelle или «Новый город», с широкими бульварами и современными зданиями, и роль медины упала до обыкновенного базара.

В медине на каждом шагу чем-то торгуют или кормят. Прогулка по ее тесным улицам требует умения работать локтями, и просветленности не хуже буддистского монаха, чтобы не раздражаться на настойчивых продавцов. 

Фотографировать в непрекращающемся человеческом потоке сложно, но не забываем обращать внимание на детали. Настоящее Марокко спрятано именно здесь.

  • Фонтан Неджарин
  • Арка
  • Мул идет по улице
  • Фонарь уличный Марокко

Риад

В Старом городе обычно располагаются риады — отели в традиционном марокканском стиле. Раньше это был дом на одну семью, где проживали пожилые родители, старший сын с супругой и детьми, незамужние братья и сестры, тети, дяди, двоюродные братья. Многие марокканцы до сих пор живут в таких домах в медине.

Внешне марокканский дом выглядит очень скромно. Невозможно определить на глаз достаток проживающей в нем семьи. Дом напоминает крепость без окон, охраняя право его обитателей на личную жизнь. Сохранение интимности — важный аспект ислама. 

Входные ворота, как правило, украшены аркой. Затем вы попадаете во внутренний двор, украшенный плиткой зеллидж и мрамором, в центре которого располагается фонтан и фруктовый сад. Он находится на открытом воздухе. Там хозяева принимали гостей и пили чай. Дворы закрывали от солнца, песчаных бурь и посторонних глаз.

Дома попроще, с крошечным внутренним двором, называются дар. Остальные элемента риада там сохранены, только нельзя попить чай во дворе, созерцая рыбок в фонтане. На последнем этаже даров и риадов есть терраса.

Спальни располагаются по периметру двора, их двери и окна выходят только внутрь. Интерьер зависит от финансовых возможностей семьи. В Марокко можно найти роскошные риады с дизайнерским интерьером, в которых можно ощутить себя настоящим султаном.

Спускаемся с небес на землю. Дешевая комната в риаде или даре будет выглядеть так:

Касба

Касбой в Северной Африке называют военные укрепления: цитадели, замки, крепости. Это город в городе, где можно было спрятаться от пиратских набегов и вторжения врагов. Они включают в себя собственную мечеть, общественную баню хаммам , школу медресе, фонтан с питьевой водой, и общую хлебную печь. Касбы также служили резиденцией губернатора и важных чиновников.

Дома внутри крепости одноэтажные, и обычно выкрашены в сине-белый цвет. Этим касба отличается от грязной, суетливой медины.

В Андалусии название kasbah немного изменилось. Там мавританские крепости называют алькасаба. Самый яркий пример — Алькасаба в Малаге и крепость Альгамбра в Гранаде.

Медресе

Медресе — это кораническая школа, которая действует при мечети. Студенты из других городов могли получить там кров и хлеб. Школы предлагали курсы философии, права и астрологии. 

Деревянные общежития, в которых жили студенты, были сдержанными и не имели украшений. Самой красивой частью медресе является ее внутренний двор и патио с фруктовым садом, бассейном или фонтаном. 

Дворцы

Самое красивое здание в стране — это резиденция ее правителя. Дворцов в Марокко немало. Их строили для султанов, их сыновей и жен, визирей и других важных государственных чиновников. В действующий королевский дворец туристов не пускают, но бывшие дома королевской семьи посетить можно.

К сожалению, предметы интерьера не сохранились, но даже стены и потолок очень впечатляют! С мавританскими дворцами Андалусии произошла та же история: до нас дошла лишь скорлупа дворца, и даже воспоминания о его былой роскоши уничтожены.

Только посмотрите на эти потрясающие деревянные потолки конца 19 века.

  • Раписной свод Марокко
  • Деревянный резной потолок в странах Магриба
  • Мавританский дворец
  • Исламское искусство - резьба по дереву

Главные элементы декора в исламе: сложные геометрические узоры, каллиграфия с цитатами из Корана и мозаика зеллидж. Изображений животных и людей вы не найдете — это запрещено религией. Красота арабской архитектуры заключается в геометрии и идеальных пропорциях.

Глазурованная плитка зеллидж вырезается вручную, а потом складывается в геометрические узоры. Такой мозаикой украшают полы, фонтаны, нижнюю часть стен.

Такой же мозаикой, но деревянной, украшают двери. Дверные проемы в Марокко имеют форму подковы, их еще называют «мавританскими».

Рабат — комфортный город

Столица Марокко оказалась полной противоположностью Марракеша. Недалеко от вокзала я нашла отель вдвое дешевле, чем на букинге. После этого я перестала бронировать жилье заранее.

Старая часть города не такая характерная, как в Марракеше или Фесе. На рынке продавали не специи и ковры, а обычную канцелярию и дешевое тряпье. Зато в небольшом ресторане с террасой, в который меня никто не тянул за руку, я поужинала лучшим в мире тажином. 

Вокруг медины разросся современный центр, напоминающий испанскую Андалусию, а не экзотическую Африку. Лишь бесчисленные минареты напоминали о том, что я в королевстве Марокко. Я посвятила пару дней осмотру достопримечательностей, про которые уже писала в отдельном посте.

Читай также: Рабат — столица Марокко

Недружелюбный Мекнес. Дирхам, мадам?

В Мекнесе меня обещал приютить по каучсерфингу студент, но он перестал отвечать за день до моего приезда. На этом мои опыт проживания у местных и закончился — даже на Кубе мне повезло больше.

Пока я поднималась к историческому центру по путаным переулкам медины, за мной увязались угрюмые подростки. Они долго канючили “дирхам, мадам”, а потом плюнули под ноги со словами “фак ю”. Тетки отворачивались при виде меня, а мужчины даже не пытались мне что-нибудь продать. Это было странно, но объяснения этому я не нашла. В тот день я гуляла с покрытой головой, в длинном платье, скрывающем татуировку, и не пыталась никого сфотографировать.

Мекнес — один из имперских городов Марокко. Он побывал столицей при султане Мулай Исмаиле, который хотел превратить город в Версаль. Султан построил шикарный дворец, городские ворота и фонтан. И умер.

Детям до его амбиций не было дела. Столица тут же переехала в Марракеш, строительство было остановлено. То, что султан успел построить, разрушило землетрясение 1755 года. Остатки дворца охраняются ЮНЕСКО.

Я обошла конструкцию вокруг, но так и не нашла вход. Тогда я решила, что с Мекнесом пора завязывать. 

Фес

Фес — самый яркий и узнаваемый город королевства. Его древняя медина охраняется ЮНЕСКО, а красильни кожи мелькают на всех туристических открытках. 

Такая популярность не пошла Фесу на пользу. В этом городе я приобрела пару седых волос, пытаясь добиться от арабского мира справедливости и понимания.

Читай также: Фес и его древняя медина

Хелперы в Марокко

Пока я брела с рюкзаком от вокзала к медине, за мной увязался хелпер. Это такой парнишка, который по-дружески предлагает на улице помощь, а потом требует за это денег. Он никогда не предупредит заранее о вознаграждении, и даже может соврать, что делает это бесплатно.

Парень уговорил меня посмотреть дешевую комнату в доме своей мамы.

Он притащил меня в какую-то халупу, единственное окно которой выходило на кухню. Стены пропитались запахом специй, воздух был затхлый. К тому же дверь комнаты не закрывалась на ключ. “У нас не воруют” — вспылил хелпер, когда я намекнула на ключи. Он озвучит новую цену вдвое выше обещанной. Сделка не состоялась.

Парень разозлился не на шутку: “Тебе лишь бы ковры на стенах и роскошь. Это добротное, домашнее жилье — чего не хватает?”. Он громко орал, переходя на визг, пока я пятилась с рюкзаком по узкой лестнице.

Марокканец не сдался. Он дотащился за мной до очередного отеля, и проскользнул впереди. Если туриста привел  в отель хелпер, то ему полагаются чаевые. Мне озвучили цену на доллар больше той, что была указана на букинге. Глаза моего преследователя засияли, но для меня справедливость была делом принципа. Я подключилась к бесплатному wi fi, и оплатила номер картой на сайте. Администратор лишь развел руками, и хелпер, чертыхаясь, удалился.

Эта неадекватная реакция марокканцев на любое возражение или отказ меня очень огорчала. Не последнюю роль, я думаю, в этом сыграл мой пол — на мужчин на улице никто не кричал. Не говорю про тесные рынки, где частенько меня пытались незаметно потрогать за задницу. Я возвращалась домой взвинченная, и по часу рыдала в подушку. А так как я по характеру упертая, как осел, то орали на меня часто. Из этой войны я вышла победителем, во всех случаях поступив по-своему, но черт возьми, сколько же нервов мне это стоило!

Мисс, хаш!

Когда я гуляла по медине Феса, мне постоянно предлагали купить гашиш. 

Недалеко от Феса находятся горы Риф, где выращивают коноплю — в основном незаконно. Никакие другие культуры там не растут, а это растение прижилось и дает огромный урожай. Его продают туристам в Шефшауэне и Фесе в виде спрессованного порошка (гашиша), практически у всех на виду. Сами местные тоже непрочь покурить (читай — такого количества укурков на квадратный метр я сроду не видела).

Курение гашиша запрещено законом, но даже на центральных улицах медины стоит стойкий аромат и полицейские закрывают на это глаза.

Как я осталась совсем без денег в Фесе

Ремесленные лавки в Фесе настолько колоритные, что я не смогла устоять перед шоппингом. Остроносые бабуши, ярко-розовый джеляб и обтянутый кожей барабан незаметно переехали в мой рюкзак. Когда я очнулась от магии арабского рынка, в кармане осталось всего 6 дирхамов. В 2014 году это было около 40 рублей.

Банкоматы уверенно выплевывали карту, непонятно ругаясь на арабском. К счастью, ночь в отеле уже была оплачена, а хозяин угостил меня лепешками с чаем.

У одного из банкоматов сидел парнишка, насквозь пропитанный каннабисом. “Экскюз ми” — рявкнула я, разгребая руками клубы дыма. Парень предложил помощь. Марокканцы редко принимают ответ “нет”, поэтому он поплелся за мной до банка. Тот был закрыт по случаю воскресенья. Парень потащил меня в банкомат, затем другой… Так, незаметно, он завел меня в какие-то трущобы. 

Пока я вводила пин код в видавшего виды конструкцию, я мысленно молила ее не выдавать мне денег. Парень ошивался неподалеку, и успел позвать каких-то местных гопников. Они дунули еще по самокрутке. И тут я поняла, что совершенно не помню дорогу обратно.

Теле 2 не ловил сеть в Марокко, а местную симку я не купила. Уже девять дней в правом верхнем углу телефона красовался жирный крестик. Но в тот момент, когда я трясущимися руками набрала мамин номер, что-то во Вселенной пошло против правил — я пробила несуществующую связь, и успела крикнуть в телефон всего два слова — вышли денег! После чего связь снова прервалась.

Парню надоело ходить со мной по 40-градусной жаре, и он принялся клянчить чаевые. Очень хотелось намекнуть на его недалекие умственные способности, так как все деньги были на карте, и получить их на руки я хотела не меньше, чем он. Но качать права в той ситуации было опрометчиво, и я мягко попросила проводить меня обратно до отеля. 

Там, среди людей, я почувствовала себя смелее, и вступила в изматывающую схватку. Этот парень орал так громко, что вокруг нас собралась толпа. Он требовал 20 евро, сигареты и купить гашиш. Но он был слишком накуренный, чтобы дать мне в глаз, и я в итоге улизнула от него.

Проблема с заблокированной картой все еще не была решена. Полуденное солнце загнало меня под тень пальмы около кафе. Хозяин кафе вынес мне апельсиновый сок (бесплатно) и раздал интернет с собственного телефона. На смену плохим марокканцам всегда приходили хорошие.

Мама после моего странного звонка была начеку. Она тут же выслала мне денег по Вестерн Юнион. Офисы этой компании работали в Фесе всего один час в воскресенье, и там выстроилась гигантская очередь. Женщина хотела закрыть дверь перед моим носом, но мои бешеные глаза убедили ее задержаться на 10 минут. В руках захрустела наличка, и я наконец-то выдохнула.

Автобус в Шефшауэн уже ушел, и я села на последний автобус в Тетуан. Только в пути я взглянула на время прибытия: 23:00.

Тетуан

Можно ли доверять арабу, который выпрыгивает на тебя ночью из кустов?

Автовокзал в Тетуане находится в паре километров от медины. Делать нечего — пришлось идти в темноте вдоль дороги. Людей не было, машин тоже, только трещали цикады и побрякивала в кармане мелочь. Вдруг от обочины отделилась тень: “Вам помочь?”. 

Странно, но внезапный помощник ничуть меня не испугал. Он предложил проводить меня в дешевый хостел. “Бесплатно, я просто хочу вам помочь” — добавил он. И правда, мужчина довел меня до симпатичного, дешевого отеля. По пути мы мило болтали, а у дверей отеля он поблагодарил меня за доверие

Марокканские суки

Нет нет, это не очередная история про потерявшего самообладание араба. Суками в Марокко называют городские базары.

Прогулка по рынкам — одно из самых интересных занятий в Марокко. Стоя посреди рассыпанных конусами специй и разноцветных халатов, будто переносишься на 500 лет назад. По улицам все также ходят навьюченные товарами мулы, а берберы угощают мятным сладким чаем. Стакан наполняют только наполовину. Мне объяснили, что целый стакан по правилам этикета означает “пей и проваливай”. 

Фотографировать на рынках сложно — марокканцы закрывают лицо руками или отворачиваются, как только завидят камеру. Никто не ругается на туристов, но я уважаю традиции людей и камеру доставала редко.

На входе в сук в Тетуане ко мне привязался хелпер. Обычно они представляются студентами, которые хотят попрактиковать английский язык и показать вам город. А по пути заглянуть к другу в магазин. Там хелперы негласно получают комиссию со сделанной вами покупки. Как вы понимаете, хозяин заплатит из вашего кармана, накрутив к цене пару лишних дирхамов.

Парень завел меня на красильню кожи — оказывается, они есть не только в Фесе. Никакого ажиотажа при виде туристки.

В Марокко есть примета: первый клиент обязательно должен уйти с покупкой, иначе торговля в этот день будет неудачной. Разозлившись на некстати прицепившегося помогалу, я решила стоять на своем до конца и не дать ему на мне заработать. Было раннее утро. Я еще не выпила свой кофе и была настроена воинственно.

-Натуральный шелк, ручная работа, цена только для вас, прекрасная леди, 100 долларов” — распинался передо мной хозяин лавки.

-Пять! — хмуро парировала я.

-Но как же… Ручная же… работа… — на секунду потерялся араб, но я уже уверенно шла к выходу. 

-Постой! 

Я молча повернулась.

-Натуральный шелк, мисс, всего 50 долларов.

-Четыре! 

-Ты же сказала пять?

-Три — скидка за то, что тратишь мое время.

Невероятно, но мужик вынес мой коврик и, сверкнув глазами, взял четыре доллара. На трех я настаивать не стала. Он огрызнулся на хелпера. Тот вернулся ко мне с понурой головой: “У меня лекции в университете, приятно было познакомиться”. 

Я не стала задерживаться в Тетуане.

Асила — город уличных художников

Асила — город художников и хиппи на побережье Атлантического океана. Каждый год там проходит фестиваль уличного искусства, в ходе которого белые стены медины покрываются сочными граффити. Вместо ковров в городе везде продают картины.

Торговое поселение на месте Асилы основали еще финикийцы, но современный облик город приобрел при португальцах в 15 веке. Они обнесли Асилу крепостной стеной, на которой туристы теперь встречают закат.

В 18 и 19 веках город стал базой для пиратов, которая очень беспокоила Европу. С 1912 по 1956 год Асила попала под влияние испанцев, тогда как большая часть страны находилась под властью французов. Поэтому в Асиле вы услышите испанскую и арабскую речь.

Асила мне запомнилась непредсказуемыми завтраками, и своим скалистым побережьем.

Рядом с моим риадом был ресторан, где я завтракала три раза — и ни разу не получила заказанное блюдо. Вместо сока мне принесли жареное яйцо, вместо лепешки — салат, кофе заменили на чай. Такая рулетка меня очень забавляла. 

Скалистое побережье Асилы отложилось в памяти как самое волшебное место в стране. Я прошла несколько километров в сторону пляжа Парадайз, до которого по трассе ехать всего 3 км, а по берегу — около 20. Места там уединенные, нетуристические, поэтому я оставила камеру дома. 

При воспоминании о тех пейзажах у меня долго бегали мурашки. Возможно, в реальности те скалы мало отличались от португальских или любых других. Но сохранились только эмоции, которые я прожила очень ярко. Так влияет ли постоянное фотографирование на наши впечатления? 

Как я покупала вино в мусульманской стране

Вино в Марокко купить несложно. В городах поменьше вино продают в специализированных лавках, вход в которые завешен черной тканью — видимо, чтобы не искушать правоверных мусульман. В крупных центрах алкоголь можно купить в винных магазинах, реже — в супермаркете Carrefour.

Но в Асиле вина не было. Никто не понимал, что я хочу — пришлось нарисовать бутылку с бокалом. “Ноу, ноу, мусульманская страна” — отвечали мне. Лишь один дедок с хитрым прищуром нарисовал мне на карте путь к нелегальному ларьку на рынке. В помещении торговали одеждой, а часть его была отгорожена черной тканью. Снаружи ждали человек десять с огромными спортивными сумками.

Наконец, подошла моя очередь. Я схватила три бутылки марокканского вина, из среднего ценового сегмента. Сосед непьющей национальности набивал сумку дешевым виски и водкой. 

Результаты дегустации оказались слабенькими. Две звезды в данном случае значат “допила, не вылила”, а вот одна — “осилила только половину бутылки”. 

★★ Les Deux Domaines Touareg Rouge (2012). Один из основных производителей вина в стране из регион Guerrouane AOG в Мекнесе. Даже не удосужились указать сорта винограда в составе.

★★ Domaine de Sahari Vin Rouge du Maroc (2013). Бленд из Каберне Совиньон и Мерло (но это не точно, производитель сорта винограда не указывает). Сладкий фруктовый аромат, водянистое вино, никакого тела и послевкусия. Тот же регион регион Guerrouane AOG.

★ Les trois Domaines (2013). Черный виноград сенсо, из которого выдавили знаменитое серое вино. Пожалуйста, не покупайте это пойло.

Виноделие появилось в Северной Африке еще во времена финикийцев, но всерьез оно сформировалось только во времена французской и испанской колонизации. То есть всего сто лет назад. Европейцы пробыли на территории Марокко всего 30-40 лет. Они относились к местным виноградникам как источнику дешевого вина в большом объеме. Современное население королевства исповедует строгий ислам, и не употребляет алкоголь. А значит, и не умеет его делать.

Главным изобретением марокканских виноделов стало серое вино (vino gris). Это розовое вино, которое делают из красного винограда по технологии производства белого вина! Напиток не выдерживают с кожицей и косточками, а сразу отжимаю сок и оставляют ферментироваться в стальных чанах. Да простят меня потомки французских энологов, но получается у них заурядная бормотуха.

Все вино Марокко идет на экспорт, в основном во Францию и другие страны Европы. Если хотите раздобыть хорошее марокканское вино, ищите его в других странах в винных бутиках. Себе Туристам марокканцы оставляют самое дешевое пойло.

Коротко о ситуации с барами в стране — их нет. Я нашла один в Марракеше или Рабате. Он работал при дорогом отеле. Пиво «Касабланка» стоило около 5$.

Касабланка

Последним пунктом моего путешествия стала Касабланка. Это промышленный и экономический центр королевства, а также крупный морской порт. Туристы обычно заезжают на пару часов, чтобы взглянуть на мечеть Хасана, но в самом городе не задерживаются. В Касабланке действительно нечего делать, если вы не любите наблюдать за людьми и их повседневной жизнью.

Мечеть Хасана II — главная (и единственная) достопримечательность города. Это крупнейшая мечеть страны, и пятая по величине в мире. На ее территории могут разместиться 105 тысяч прихожан, из них 25 тысяч — в главном зале для молитв! Минарет достигает в высоту 210 метров. Здание построили в 1989 году.

Французское правление превратило Касабланку в европейский мегаполис. С тех пор сохранился исторический центр с отелями, кафе, широкими бульварами и площадями. Только выглядит он потрепано, будто с отъездом французов его оставили на произвол судьбы. Это придает Касабланке особенный шарм.

Опрятная часть города выглядит так:

Как всегда, от вокзала до центра я шла пешком, а потом в другую сторону — до знаменитой мечети Хасана. Таким образом я пересекла весь город — беспорядочный, унылый, полный складов и ремонтных мастерских. На меня никто не обращал внимания — для Марокко это совсем не характерно.

Название города переводится с испанского как «Белый дом». Действительно, большинство зданий выкрашены в белый цвет, который со временем превратился в грязно-серый. Этому городу можно было уделить больше внимания, побродить среди его одинаковых улиц в поиске любопытных персонажей.

Таким получилось мое путешествие по Марокко. Несмотря на мои сложные отношения с этой страной, меня иногда тянет вернуться. Трудности всегда притягивают. Мне хочется когда-нибудь снова прогуляться по суетливым улицам медины, и прокачать принятие и любовь, не раздражаясь на мелочи. В памяти отложились многочисленные стычки с крикливыми арабами. Написав этот текст, я поняла, что хороших людей я встретила даже больше, и что на смену несправедливости всегда приходит добро. Кажется, я наконец отпустила Марокко и приняла его таким, какое оно есть.

Стандартное изображение
Елена
Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 46 стран и 4 континента.Я родилась в Брянске, 8 лет жила и училась в Санкт-Петербурге. В это время я распробовала вкус самостоятельных путешествий. Начала с безопасной и привычной Европы, но довольно скоро меня потянуло в непонятные страны: Китай, Кению, Марокко. В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни.Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, поднимала на вершины гор, и прожила не один десяток ярких приключений. Путешествие продолжалось два года.В пандемию я не изменила себе, и провела необычный год в Грузии и Турции. Как оказалось, жить в дороге реально, и я счастлива в роли вечного странника.Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.Ценю хорошее вино. Пробую местные вина всех стран.Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, хожу в спортзал, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.
Статей: 280

Один комментарий

Добавить комментарий