Иезуитские миссии Парагвая. Тринидад и Сан Игнасио Гуасу

Самая известная миссия и единственный объект Парагвая, занесенный в Юнеско — миссия иезуитов Ла-Сантисима-Тринидад-де-Парана. Или по-простому Тринидад. Не менее интересна и старейшая парагвайская миссия Сан Игнасио Гуасу, основанная в 1609 году.

Миссии начали строиться в начале 17 века, когда иезуиты прибыли на земли нынешних Парагвая, Аргентины, Боливии и Бразилии с целью «перевоспитать» диких индейцев. До этого индейцы были кочевыми народами и занимались в основном охотой. В Европе был совершенно серьезно поставлен вопрос — являются ли коренные жители Латинской Америки людьми или особым видом обезьян. Думали, думали, все таки решили — люди. А раз люди, надо им привить «правильную» религию.

В Парагвай миссионеры пришли не сразу. Первые редукции были образованы около портовых городов Сан Пауло и Буэнос Айреса. Первой иезуитской миссией на землях Парагвая стала миссия Сан Игнасио Гуасу.

План миссии

Она была образована в 1609 году. Возглавили ее два иезуита, Марсель де Лорензана и Франциско де Сан Мартин, и местный касик (правитель в индейском племени) Арапизанду. Спустя 58 лет миссия переехала на север, в то место, где город находится сейчас.

Древних руин, как в Тринидаде, тут нет — сам центр города и есть бывшая миссия. Там открыт небольшой музей искусства барокко — в музее собраны остатки произведений искусства, созданный индейцами гуарани в годы существования миссии и то, что сумели сохранить из церковного убранства.

Тринидад был построен последним — в 1706 году. Он просуществовал всего несколько десятков лет. Миссия в Тринидаде сохранилась лучше остальных. Здесь можно представить организацию городка, даже барочная резьба все еще присутствует на стенах. Фильм «Миссия» (1986) с Робертом де Ниро описывает жизнь как раз таких иезуитских мини-государств.

Этот объект Юнеско считается наименее посещаемым в мире. На входе нам показали небольшой фильм, несколько стендов с информацией — и пустили к руинам. Там было совсем безлюдно.

Тринидад находится в 30км от Энкарнасьона, на трассе, следующей в Сьюдад дель Эсте. Входной билет включает в себя проход в три разные миссии, самая крупная из которых — Тринидад. До остальных добраться без собственного транспрота сложно, автостоп там очень вялый.

Каждая миссия состояла из 2000-4000 индейцев, управляемых 2-3 иезуитами. Всего в Парагвае было образовано 30 миссий, руины только нескольких сохранились до наших дней. В 1768 году всех иезуитов из Парагвая изгнали, миссии сожгли, индейцев разогнали (или отловили в рабство).

Старинная карта иезуитских миссий на реке Парана
Старинная карта иезуитских миссий на реке Парана

Миссии представляли собой маленькое независимое «государство». Конечно, они подчинялись испанской короне, но жизнь в глухих джунглях позволила им организовать обособленное общество. Индейцев научили земледелию, оседлой жизни, обучили ремеслам. Они выращивали пшеницу, рис, табак, чай мате, держали овец. Миссии были построены их силами. Деньги здесь не использовали, торговля происходила только за пределами миссии — иногда миссионеры выбирались в Сан Пауло или Буэнос Айрес с произведенными индейцами продуктами, а вырученные деньги шли на благо общества. Часть продуктов отправлялась чиновникам в качестве налога.

Работали индейцы по 6-7 часов в день, остальное время было посвящено обучению. Изучали не только ремесла, но и искусства, например музыку и литературу.

Индейцы сами приходили в редукции (миссии). Здесь они были в безопасности от набегов бандейрос — охотников на рабов, на которых был большой спрос в Европе. Когда набеги участились, и им стали подвергаться и миссии (гораздо легче было украсть индейцев сотнями из миссии, чем искать по непроходимым джунглям) — иезуиты создали армию из индейцев. Они научили их управляться с оружием, военному делу, кое-где даже создали конные отряды. Набеги на миссии практически прекратились.

Успех и независимость редукций стала раздражать испанскую корону. Были высказаны опасения, что иезуитское государство захочет отделиться от Испании. Большая часть испанских земель, где располагались иезуиты, была передана Португалии. Там рабство было все еще разрешено и торговля рабами проходила открыто. Индейцы не захотели покинуть миссии и решили сражаться. Война была кровопролитной и, конечно, закончилась не в пользу джунглей. Миссии было приказано уничтожить. 

Стандартное изображение
Елена

Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 47 стран и 4 континента.

Мой первый опыт путешествий — это пакетная Турция в далеком детстве, где я до мурашек по коже восторгалась древними руинами. Я начала путешествовать самостоятельно по Европе лет в 16, охотясь на распродажи Ryanair. Близость Санкт-Петербурга к Прибалтике просто не оставила мне шансов.

В 2010-х начался бум кругосветок и зимовок в теплых странах. Я узнала о каучсерфинге, автостопе, волонтерских программах. Я стала задаваться вопросом: зачем возвращаться в одну точку, если можно жить в путешествии?

Довольно скоро меня потянуло в страны, в которых ничего не понятно: Китай, Кению, Марокко. Я спала в палатке рядом с бегемотами, поднималась на священные китайские горы, смело торговалась с арабскими торговцами, ела крокодилов и змей — и все меньше хотела возвращаться в «нормальную жизнь».

В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни. Свалившиеся на мою голову неприятности дали мне понять, что пора начать жить по-своему, без оглядки на чужие идеалы.

Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, встречалась с амазонскими шаманами, ходила по горам с рюкзаком по десять дней, и прожила не один десяток ярких приключений.

Путешествие продолжалось два года. На частном острове в Карибском море я познакомилась с будущим мужем. С тех пор мы путешествуем вдвоем.

В пандемию я не изменила себе, и продолжила путешествовать. Я вышла замуж, завела собаку, поднялась на шеститысячник и начала заниматься скалолазанием. И хотя приходится приспосабливаться под постоянно меняющиеся условия, такой темп жизни меня устраивает.

Коротко о моих увлечениях:

Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.

Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.

Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.

Ценю хорошее вино и люблю эксперименты. Пробую местные вина, даже если это Марокко и Египет (не берите с меня пример).

Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, тягаю гантельки в спортзале, занимаюсь йогой и акройогой, гоняют по сто километров на раздолбанном велосипеде, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.

Статей: 310

Ответить

error: Content is protected !!