Хуехутла. Как меня мексиканские индейцы в подвале заперли

Я люблю забираться в такие места, где не часто ступает нога туристов. Я не ожидаю открыть новый Мачу-Пикчу или натолкнуться в лесу на неизвестное науке индейское племя. Такие места тем и хороши, что ты не строишь никаких ожиданий и даже представить себе не может, что тебя там ждет. С чистым взглядом и открытым сердцем я отправляюсь в полную глухомань, чтобы прожить какую-нибудь дурацкую историю. Почему-то все приключения прячутся именно там — за гранью познаний гугл-мэпс. Так я снова выбрала для автостопа козью тропу в горах штата Идальго, через город с заманчивым названием Хуехутла.

Первый остановившийся для нас водитель был большим, толстым и очень добрым. Он все время хотел нам что-то купить. Мы попросили воды, а он вернулся с огромным мешком чичаррона — жареной свиной кожи. Перед тем, как высадить нас на обочине, он купил у уличной торговки тамалей — рулетиков из кукурузной муки с различными начинками, завернутых в кукурузные листья. Это были самые сочные и вкусные тамали за все мое путешествие по Мексике! Они пришлись очень кстати — это был мой последний прием пищи за день.

К вечеру мы добрались до Хуехутлы. В этом регионе до нашей эры обитали уастеки. Они происходят из народа майя, но откололись от них в 1300-х годах до н.э. Уже после раскола майя изобрели письменность, календарь и построили впечатляющие пирамиды. Уастеки ничего этого не знали. Они отличались воинственностью, отрезали врагам головы, бегали голенькими и имели славу дикарей. Потомки этого народа и сейчас живут в штатах Веракрус и Сан Луис Потоси.

Их я и поехала искать. Ближе к вечеру остановился грязный грузовичок. Парень с добродушной улыбкой и светло-зелеными глазами протянул в окно отвертку, чтобы мы смогли открыть пассажирскую дверь. Илья хотел прыгнуть в кузов, но тот был завален навозом. 

Он довез нас до крошечного поселка Техуетлана, всего в 14 км от места, где мы голосовали. Мы ехали этот отрезок два часа из-за ремонта трассы. Быстро темнело, и о продолжении автостопа не могло быть и речи. К ночи мы смогли продвинуться на маршрутке на 5 км дальше — в соседнее село Искатлан. С нами ехал дедуля с бутылкой мескаля. Он долго вглядывался в звездное небо, а потом выдал: “Я бы хотел идти туда, или идти сюда — просто идти, и не знать, куда приду”. С этими словами он вышел во мрак ночи и скрылся в лесу. 

Мы тоже не знали, куда придем.

Мы поскреблись в дверь монастыря в Искатлане, но никого не было на месте. На самом деле я не знаю, как называлось это село — но на карте это единственный похожий населенный пункт. Гостиниц в такой глуши, конечно, не было. Постепенно вокруг нас образовалась толпа. Никто не знал, что с нами делать.

Позвали мэра города с тремя помощниками. Они отвели нас в пыльное деревянное здание администрации, где все вокруг скрипело и пахло плесенью. Вместо того, чтобы предложить нам ночлег, они забрали наши паспорта и долго ковырялись со сканером, пытаясь сделать копию. 

Они отвели нас в подвал монастыря. Обычно люди приглашают путешественников в гости, но в суровом уастекском краю на такую роскошь рассчитывать не приходилось. “Я открою вас в 8 утра” — сказал главный из них — “Так у вас ничего не украдут и вы можете быть спокойны”. Он громко лязгнул замком, и оставил нас в мрачном монастырском подземелье. К счастью, там оказался туалет и даже душ.

Я расстелила спальник на бетонном полу, нашла в закромах рюкзака конфеты и банку консервированного тунца. Он не раз выручал меня, когда планы начинало штормить и меня затягивало в водоворот непредсказуемых приключений.

Утром от моего попутчика символично отписался в инстаграме аккаунт “успешный успех”. Нас, как и обещали, выпустили из темницы. Тетушка на улице продавала кофе из ведерка, и домашние булочки. Позавтракав, мы ушли пешком на трассу, где решили одобрить любой райд. Наш водитель ехал в Пачуку — а значит, в Пачуку, где бы она ни находилась, ехали и мы. Мексика снова приласкала своим каучсерфингом — запрос одобрили моментально. Американский дедушка три дня катал нас по окрестностям городка — но это уже другая история.

Десять тараканов-иммигрантов из того подвала благополучно доехали до России. Мой отец их долго гонял по квартире, сразу разглядев в них иностранцев — в России таких черных тараканов не водится.

Стандартное изображение
Елена
Живу в путешествии, медленно передвигаясь между странами. За плечами уже 46 стран и 4 континента.Я родилась в Брянске, 8 лет жила и училась в Санкт-Петербурге. В это время я распробовала вкус самостоятельных путешествий. Начала с безопасной и привычной Европы, но довольно скоро меня потянуло в непонятные страны: Китай, Кению, Марокко. В 2016 году я пожила недолго в Канаде, где учила английский и французский языки, но быстро заскучала в размеренном ритме канадской жизни.Я купила билет на Кубу в один конец, и отправилась исследовать Латинскую Америку без планов и с крошечным бюджетом. Автостоп, палатка, каучерфинг, волонтерство стали моей повседневной жизнью. Я жила с настоящими индейцами, поднимала на вершины гор, и прожила не один десяток ярких приключений. Путешествие продолжалось два года.В пандемию я не изменила себе, и провела необычный год в Грузии и Турции. Как оказалось, жить в дороге реально, и я счастлива в роли вечного странника.Хожу в походы, поднимаюсь на вершины, занимаюсь скалолазанием. Всегда вожу с собой палатку.Люблю индейцев и прочие малые народы. Ради знакомства с аборигенами лезу в чащу джунглей, иду пешком неделю по горам, забираюсь далеко за пределы google maps.Люблю вкусно и необычно поесть. Не брезгую кузнечиками, жуками, крокодилами, броненосцами и пивом из слюней индейцев. Но и нормальную кухню стран изучаю с энтузиазмом.Ценю хорошее вино. Пробую местные вина всех стран.Кроме путешествий, я занимаюсь дайвингом, много лет танцую буги-вуги, хожу в спортзал, пишу статьи и рассказы. Раньше увлекалась фотографией, работала с андеграундными рок-группами.
Статей: 280

3 комментария

Добавить комментарий